9. «серебряный век» русского староверия

Ключевые понятия:

Апологетика, аутентичность, национализм, приход, община

Начало прошлого века получило название "серебряного", и даже "золотого" века старообрядчества. Это применимо для характеристики всех сторон старообрядческой жизни, получивших развитие в это время. Прежде всего, это касается крупных старообрядческих направлений. Конечно, основные усилия старообрядчества были направлены на разрешение его внутренних проблем: регистрации общин, последовавшего массового храмового строительства, организации школ и образовательных учреждений и т.д. Наиболее существенны, на наш взгляд, координация идеологии движения на новом этапе, попытка участия старообрядцев в общественно-политической жизни, на чем следует остановиться подробнее.

Свое новое, значительное развитие в начале века получает и общинная жизнь старообрядчества, поскольку община является основным структурным элементом любой старообрядческой организации, любого направления староверия. Наиболее сильным качеством старообрядческой общины считался  ее демократизм, равноправие всех членов независимо от социального положения – заинтересованность в решении злободневных задач, и, следовательно, их высокая активность. В программных документах, касающихся этой проблематики, декларировался прежний курс, направленный на сохранение соборных, канонических начал церковной жизни. Интересно отметить, что старообрядческие общины настойчиво будут стремиться сохранить за собой право выборности духовных лиц (священников, наставников), право их отстранения, также право самостоятельной организации своей внутренней жизни, что, кстати, нередко вызывало значительные трения как с гражданскими властями, так и между общинами и епископатом (например, в белокриницком согласии). Естественно, старообрядчество начала века подчеркнуто ориентировалось на "старину", дораскольную традицию. Характерной чертой теории и практики общинной жизни начала века является стремление приблизиться к традициям древнерусского прихода, исторически сложившимся устоям русской жизни. Это повлияло на соответствующие решения и "ведомства православного вероисповедания" – Синода, рекомендовавшего в этот же период развивать те же традиции, особенно в районах со старообрядческим населением.

Осмысление староверием задач общинно-приходской жизни не было однозначным. По этому вопросу в ряде старообрядческих согласий  произошло разделение на так называемых "общинников" и "противообщинников".
Формальный повод для разделения – допустимость регистрации общин в органах государственной власти. Фактически спор шел о пределах допустимости вмешательства властей во внутреннюю жизнь общины и выражал традиционное и, увы, оправданное недоверие старообрядцев властям.

Проблемы общинно-приходской жизни тесно связывались с организационной структурой общин и принятием уставов, регламентировавших их жизнь. Четко проговаривались и регламентировались функции центральных и местных органов старообрядческих органов. Надо сказать, что при всей автономии и независимости местных общин происходит дальнейшая централизация некоторых согласий (прежде всего, поморского, белокриницкого), не лучшим образом сказавшаяся в годы репрессий. В начале века создаются и новые организации в старообрядчестве: братства, союзы старообрядческих начетчиков, кружки старообрядческой молодежи. Новой формой организации общественной и общинной жизни становятся съезды.

В научно-исследовательской литературе только начинается анализ существенно уточненной старообрядческой идеологии начала века. По мнению известного исследователя старообрядчества И.В. Поздеевой,только глубокое осмысление своей традиции в принципиально новых условиях позволило староверию последовательно и на качественно новом уровне решать встававшие перед ним в начале века задачи. Именно в этот период идеологами староверия был переосмыслен историко-культурный путь, сформулированы принципы самосознания и философии истории. У ряда старообрядческих авторов можно найти и попытки обретения новых подходов, нового осмысления "святая святых" староверия  – книжности.

1raz9elite2

Основная идея староверия – идея преемственности, сохранения им аутентичного православия. Как писалось в одной из программных статей центрального журнала старообрядцев белокриницкого согласия "Церковь": "Корни старообрядческой идеологии лежат очень глубоко в исторических пластах…"; "старообрядчество является результатом тех сил, которые были заложены в церковную жизнь по перенесении на Русь христианства… и даже… в язычествующем славянстве… и составляют духовную основу народности".

Идея связать "истинное христианство" – старообрядчество с первыми веками распространения христианства на Руси прослеживается у известного писателя и публициста, автора работы "Философия истории старообрядчества" В.Г. Сенатова. Оперируя рядом источников, Сенатов приходит к выводу, что временем святого Владимира не начинается, а заканчивается древнейший период истории христианства на Руси. К моменту крещения на Руси уже существовала устоявшаяся христианская традиция, на которой никак не могло сказаться официальное принятие православия. Русская церковь испытала на себе влияние нескольких христианских церквей,  в том числе александрийской, с ее мистическим, созерцательным уклоном, и "греческо-византий-ской", давшей лишь внешнее, "государственно-обрядовое" устройство церкви. Сенатов считает влияние александрийской церкви более сильным, более глубинным. В отличие от византийцев, сосредоточенных на "временных" задачах внешнего церковного строительства, александрийские писатели ставили перед собой общечеловеческие, "вечные" духовные задачи. Именно влияние писателей александрийцев, по мнению Сенатова, было наиболее существенным в духовной культуре низов на Руси, и именно продолжателем этой культуры является старообрядчество. Сущность которого, по мнению публициста, нужно искать не в обряде, а в смысле "народной веры".

В.Г. Сенатов сформулировал отношение староверов и к истории философии: "Для старообрядца нет истории. Для него все реальная действительность… Он не просто читает… а черпает отсюда… обязательные постановления для своей личной жизни и личных действий… Отсюда же получает свободу и самостоятельность… Древность для него есть образ, на который нужно постоянно взирать и поучаться…".

Таким образом, в старообрядчестве, помимо традиционных, затрагиваются новые для движения  темы: свободы, достоинства личности, творчества. Как утверждал упоминаемый выше апологет Ф.Е. Мельников: "Старообрядчество в своем историческом ходе тем и отличалось, …что строго критически относилось ко всему, что его окружает… Старообрядцы не рабы… Они оставили за собой свободу выбора… и отстояли эту свободу своей жизнью".

Значительное развитие в начале века получают старообрядческая апологетика и литература. Особенностью их является продолжение литературно-полемической традиции конца XIX века. Собственно "серебряный" век  явился логическим завершением процессов развития старообрядчества второй половины XIX века, конечно, с учетом изменившихся жизненных реалий.

Характерная черта староверия начала века – его общественно-политическая активность.

В работах старообрядческих идеологов начала века подчеркивается "особливость" староверия, прослеживается стремление дистанцироваться от партии той или иной направленности. Как писал автор одной из редакционных статей журнала "Церковь" в 1914 г., национальные воззрения староверия близки к социальной философии первых славянофилов, и это не позволяет отождествить консерватизм старообрядцев, к примеру, с "черносотенным мракобесием" и правыми партиями. В то же время в старообрядческой прессе отмечалось, что и "левые" не должны видеть в старообрядцах "материал" для народных восстаний. Критическую оценку получали партии разной направленности и в более поздний период.

1raz9elite2

Полемика на страницах старообрядческой периодики о допустимости участия староверов в деятельности политических партий отмечается сразу после 1905 г., вызывая пристальный интерес властных органов. Единства по этому вопросу не было достигнуто. Как указывалось в одной из статей: "Старообрядчество не может вступать в партии, так как разнолико по умственному и социально-экономическому положению…". Но уже в 1912 г. в своем выступлении на Всероссийском съезде старообрядцев видный представитель промышленной  столичной буржуазии, один из попечителей Рогожского кладбища

П.П. Рябушинский справедливо указывал на наличие в старообрядческой среде представителей различных партий. Собственно, участие влиятельных староверов в партийной деятельности и даже их создание можно было отметить и до этого.

В разгар патриотических настроений первой мировой войны, не отказываясь от "стародавних", "государственно-национальных заветов", старообрядческие публицисты призывали к "братскому" единению народы, на основе "свободы веры, языка и самоуправления". Регулярно публикуемые на страницах печати сводки о боевых действиях, подвиги воюющих на фронтах староверов, организуемая помощь армии говорили о действительном переживании староверия за судьбу своей страны. Неоднократно подчеркивались "верноподданнические" чувства монархическому режиму, но в то же время февральская революция и свержение монархии были восприняты старообрядчеством положительно.

После февраля 1917 г. появляется рубрика "Политическая жизнь" в журнале "Церковь". 5 марта 1917 г. в Политехническом музее московские старообрядцы проведут собрание, в котором скоординируют свою позицию по отношению к февральской революции. Это станет своего рода программным документом, обосновавшим политическую активность староверов. На собрании говорилось, что над монархическим режимом, "душившим все живое", "свершился справедливый суд Божий". Легитимным признавалось новое правительство, созданное "народной волей". Собрание московских старообрядцев санкционировало создание политических организаций в старообрядчестве, хотя и оговаривалось, что принять участие в ней можно в частном порядке, как "живым членам государственного организма". По мнению участников собрания, именно революционная смена власти подтолкнула староверов к политической деятельности и "строительству государственной жизни". Развитие государственной жизни – не просто добровольное желание староверов, но, как отмечалось в документе, – их "священный долг". 

14 марта на очередном организационном совещании московские староверы обсуждали вопрос о государственной форме правления. На этом же совещании для разработки политической программы старообрядцев был избран Исполнительный комитет представителями белокриницкого, беглопоповского и поморского согласий. Вскоре Исполнительным комитетом  была подготовлена "Политическая программа старообрядцев всех согласий". Более того, ее одобрили и прошедшие в мае того же года поморский и белокриницкий всероссийские съезды. Программа включала 9 вопросов: о форме государственного правления, территориальной целостности России, отношении к войне, подготовке к Учредительному собранию, уравнении в правах всех вероисповеданий, просвещении и образовании, земле, о конфискованном у старообрядцев в разное время имуществе. Предполагалось, что вокруг программы будут объединяться старообрядческие согласия и на местах. В соответствии с этим в июле 1917 г. состоялся ряд совместных "межсогласийных" старообрядческих съездов.В связи с  предстоящими выборами в Учредительное собрание был создан и центральный орган – Всероссийский союз старообрядцев с его отделами на местах, утверждены кандидатские списки баллотирующихся на выборах старообрядцев. Определенные успехи на выборах были достигнуты, хотя основной успех пришелся на долю более влиятельных и опытных

в политической борьбе партий, прежде всего эсеров, влияние которых заметно прослеживается и в старообрядческой, по преимуществу крестьянской, среде.

1raz9elite2

Последовательные попытки занять свое место старообрядцами  в общественно-политической жизни страны наблюдаются в 1918–

1919 гг. В эти годы, после прихода к  власти большевиков, деятельность общественно активных старообрядцев переносится  из столичных центров на периферию. Одним из новых пунктов общественно-политической активности старообрядчества становится Барнаул – крупнейший центр сибирского старообрядчества. В сентябре 1918 г. на одном из старообрядческих съездов было объявлено о начале работы к предстоящим выборам во всероссийские и "всесибирские" учредительные собрания, для чего  организаторы съезда сформировали и центральный исполнительный орган старообрядцев всех согласий. Последние сведения о работе съезда, если доверять источникам, относятся к 1927 г.

В это же время в белокриницком согласии попытались законодательно пересмотреть и закрепить положение старообрядческой церкви, что не удалось сделать до революции. Поморцы предприняли в этом направлении самостоятельные попытки. Так, в июне 1919 г. на епархиальном съезде в Барнауле было принято "Временное положение

о древлеправославной церкви". В документе делается попытка изменить наименование церкви: с навязанного властями "белокриницкая иерархия" на "древлеправославная" (последнее, как считали организаторы съезда, более отвечало "духу" старообрядчества). В законопроекте много внимания уделяется проблеме взаимоотношения между церковью и государственной властью – четко прослеживается стремление сохранить независимость старообрядческой церковной организации от любого вмешательства властей. Особенностью этого периода является рассмотрение проблем, связанных с объединением старообрядчества, и "культурно-просветительских" вопросов, необходимых, как считали лидеры съезда, для национального возрождения России. Интересно в этой связи отметить, что проблема национального возрождения стала одной из ключевых тем и в этот период. К примеру, официальный орган белокриницких старообрядцев – журнал "Сибирский старообрядец" одной из своих задач ставил не только укрепление христианства, но и возрождение "великой, единой и независимой России". Эта тема становится ключевой и для ряда авторских статей.

С падением колчаковского режима, установлением советской власти в Сибири заканчивается и период общественно-политической деятельности старообрядческих общин. Он, хотя и не в равной степени, затронул отдельные старообрядческие согласия, отдельных ее представителей. Эмиграция, уход в подполье или гибель общественных лидеров староверия, раскулачивание и коллективизация, уничтожившая социальную опору староверия – крестьянство, поставят движение перед новыми вызовами, на которые ему придется давать ответ. Но это составляет другой этап в его непростой истории.