20. Современный этап формирования многопартийности в России

Если мы обратимся к проблеме формирования политических партий в России, то нетрудно будет обнаружить, что процесс партогенеза в России шел не так, как на Западе. В России, если взять, к примеру, дореволюционный этап ее истории, партии возникли значительно позже, чем в Западной Европе и не имели подготовительных этапов становления в виде аристократических кружков и политических клубов.

В современной России политические партии функционируют в виде протопартий или коалиций
протопартий. Протопартии характеризуются прежде всего нестабильностью и хаотичностью форм существования, отсутствием постоянного и надежного электората, отсутствием четкой идеологии. Протопартии существуют в различных формах: протопартии лидера, протопартии интереса, идеологические протопартии и т.п. Протопартии - это партии в процессе становления. Во время избирательной кампании, когда протопартии ощущают опасность полного исчезновения с политической сцены, они предпочитают объединяться в коалиции, объединенные одной целью - продолжить свое "политическое существование". Как только выборы проходят более или менее успешно, коалиции переживают расколы и размежевания. Таким образом, процесс формирования политических партий в России можно представить в виде пульсации: "слипание" протопартий в коалиции, расколы, разбегания, снова "слипание" и снова разбегание. Вполне возможно, что постепенно протопартии обретают большую значимость в связи с тем, что каждые выборы способствуют процессу "естественного отбора" между ними. Однако тезис о том, что политические партии в современной России очень слабо развиты, является общим для учебников и журналистских статей. Общую слабость политических партий и общественно-политических движений в современной России определяет целый ряд факторов.

Во-первых, отсутствие федерального закона, который бы регулировал деятельность политических партий, способствует только тому, что коалиции протопартий в России обычно принимают название общественно-политических движений, как это было с движениями НДР или "Отечество". Формально в современной России нет политических партий, а есть только общественные организации, которые формируют избирательные блоки.

Во-вторых, избирательная система в России слабо способствует усилению роли политических партий, поскольку в ней заложен принцип равноправного сосуществования мажоритарного и про-порционального методов формирования парламента. Мировой опыт свидетельствует, что пропорциональная система выборов в парламент приводит к формированию сильных политических партий, поскольку выборы осуществляются только по партийным спискам. При мажоритарной системе выборов связь между партией и ее членами значительно более ограничена. В России была выбрана избирательная система, которая не мешает формированию политических партий, но и не стимулирует этот процесс.

В-третьих, низкая роль парламента в управлении политическим процессом и доминирование исполнительной вертикали власти приводят к тому, что выборы в парламент значительно уступают по важности президентским, а президенты не стремятся опираться только на одну политическую силу, партию или движение. Наоборот, в интересах любого президента необходимо тщательно отрабатывать имидж арбитра, находящегося над схват-кой и выражающего интересы "всех россиян".

В-четвертых, наиболее важной причиной слабости политических партий в России является неоформленность, неартикулированность и противоречивость интересов в обществе. Российское общество переживает процессы стремительных трансформаций, повышенной вертикальной и горизонтальной мобильности, а это в свою очередь порождает значительные проблемы в определении любыми политическими партиями и общественно-полити-ческими движениями своей социальной базы. В качестве подтверждения этой позиции можно привести тот курьезный факт, что практически все политические движения заявляют о том, что в их социальную базу входят "интеллигенция и квалифицированные рабочие".

1raz9elite2

В-пятых, исторические и социокультурные особенности психологии населения России препятствуют нормальному отношению к политическим партиям. Отсутствие традиции многопартийности и долгие десятилетия однопартийности выработали у граждан России стойкое неприятие (если не сказать - отвращение) политических партий в любом виде.

После образования в Думе пропрезидентского большинства ситуация кардинально изменилась. Оппозиция потеряла возможность давления на власть, поскольку не в состоянии была инициировать кризисы (вотум недоверия правительству, отклонение бюджета и т.д.). В связи с этим Дума утратила значение как площадка для торга между оппозицией и властью. Парламентская оппозиция перестала существовать как политический субъект.

Партии сегодня отключены и от телевидения: проблема "медиа-оппозиции", создающей возможности для быстрой политической мобилизации населения оппозиционными партиями, уже не стоит на "повестке дня". С одной стороны, это способствует достижению кратковременной стабилизации политического процесса. С другой стороны, разрыв между партиями и СМИ увеличивается, что в долгосрочной перспективе ведет к негативным последствиям для общества – затрудняется возможность общественного диалога, СМИ превращаются в придаток госаппарата и т.д.

Существенным элементом российской партийной системы является роль в ней "партии власти". В это понятие вкладывается иной смысл, нежели в западных демократиях. На Западе "партия власти" – это правящая партия, которая победила на выборах и рекрутировала свои кадры в органы государственной власти.

В России "партия власти" – это понятие-перевертыш. Правящая элита создает "под себя" партию, которая рассматривается лишь как инструмент для решения сиюминутных задач, а не как самостоятельный политический субъект. Поэтому на каждые думские выборы выставлялась "партия власти" в различной "упаковке":

в 1993 году – ДВР, в 1995 – НДР, в 1999 – "Единство", в 2003 году – "Единая Россия".

Таким образом, из посредника между обществом и государством партии в России
превратились в электоральные и лоббистские машины. Они не отражают интересов общества, не осуществляют коммуникацию между ним и властью. Партийная система в публичной сфере фактически не работает. Реальная политика делается в кулуарах власти. "Партии" являются лишь инструментом, позволяющим имитировать публичную политику и демократические процедуры.

В то же время в политической системе существуют партии, наделенные реальной властью. Это партии теневые, непубличные, так называемые "элитные группировки". Эти "партии" интегрированы во власть на самых разных уровнях. У них есть свои лидеры, суррогатная идеология, финансовые ресурсы, группы поддержки, СМИ. Но у них нет социальной базы, корней в обществе.

Следовательно, мы имеем два вида полупартий. Публичные, имеющие идеологию, программу, лидеров, электоральный ресурс, но не интегрированные во власть. И теневые, имеющие реальный властный ресурс, но не имеющие представительства в обществе. "Туловище" и "голова" партийной системы разделены. Этот разрыв между властью и обществом является источником многих проблем российской политики.

Эти "ножницы" обеспечивают беспрецедентную популярность президенту. Путин выполняет роль коммуникатора между обществом и властью, подменяя собой партии, выполняя их прямые функции. Президент является выразителем интересов общества во власти. Он также обладает реальной властью и способен посылать обществу властные импульсы. Таким образом, Путин прикрыл своим феноменально высоким рейтингом зияющую прореху в российской политической системе, выполняя роль протопартии.

1raz9elite2

Теоретически, наиболее оптимальный способ стабилизировать российскую политическую систему, – превратить ее из имитационной в реальную. То есть срастить "голову" и "туловище", легализовать "теневые" партии (элитные группировки), вывести их на арену публичной политики. В этом случае межклановая борьба может принять характер межпартийной борьбы, что приведет к общей идеологизации политики (поскольку партии могут бороться только с помощью такого оружия как идеология). Роль СМИ в политическом процессе также будет более ясной и определенной. "Партийные" СМИ станут основной площадкой политической борьбы. Однако осуществимость такого сценария в ближайшей перспективе находится под большим вопросом. Пока теневые механизмы власти преобладают над формальными, смысла в создании полноценных партий нет. Более того, нет условий для их возникновения и функционирования. Поэтому при сохранении тенденции дальнейшего укрепления "вертикали власти", концентрации всех властных полномочий в центре – партии обречены выполнять декоративную функцию в политической системе.