Причина и следствие в их диалектической взаимосвязи

Еще Гегель отверг метафизическую концепцию, согласно которой следствие всегда пассивно, не оказывает активного обратного воздействия на породившую его причину. В действительности же причина и следствие находятся в диалектическом взаимодействии. Следствие оказывает известное противодействие и из пассивной субстанции превращается в активную, начиная выступать по отношению к первопричине как причина. Если прохождение тока является причиной нагревания нити, то в свою очередь, нагревание нити изменяет силу тока, т.е видоизменяет причину.

Между причинами и следствиями существует многообразная взаимообусловленность. Одно и то же следствие может быть порождено многими причинами. Так, миграция сельского населения в города порождается таким комплексом причин, как неудовлетворенность бытовым и культурным обслуживанием, жилищными условиями, содержанием и условиями труда и пр. Целый комплекс причин действует в процессе усиливающейся сейчас миграции из города в деревню (безработица, невозможность прокормиться на пенсию или низкую зарплату и т.д.). В свою очередь, одна и та же причина может вызывать целый комплекс следствий. Переход к информационно-компьютерному, технологическому базису порождает необходимость в новом типе труженика; качественно изменяет условия реализации хозяйственной функции семьи, обеспечивает общество надежными средствами коммуникации, делает возможным всемирное информационное пространство.

Как соотносятся между собой причина и следствие во времени? Существуют три типа временной направленности причинно-следственных связей:

1) детерминация прошлым. Такая детерминация по существу является всеобщей, ибо отражает объективную закономерность, согласно которой причина в конечном счете всегда предшествует следствию. Эту закономерность подметил еще Лейбниц, давший следующее определение причины: "Причина есть то, что заставляет какую-нибудь вещь начать существовать";

2) детерминация настоящим. Познавая природу, общество, собственное мышление, мы неизменно обнаруживаем, что многие вещи, будучи детерминированными прошлым, находятся и в детерминирующем взаимодействии с вещами, сосуществующими одновременно с ними. Не случайно представление об одновременной детерминирующей связи мы встречаем в разных областях знания – физике, химии (при анализе равновесных процессов), в биологии (при рассмотрении гомеостазиса) и т.д. Детерминированность настоящим имеет прямое отношение и к тем парным категориям диалектики, между которыми существует причинно-следственная связь. Известно, что форма любого явления находится под определяющим воздействием содержания, но это отнюдь не означает, что содержание предшествует форме вообще, и в своей первоначальной точке может быть бесформенно.

3) детерминация будущим. Такая детерминация, хотя и занимает более ограниченное место среди детерминирующих факторов, вместе с тем играет заметную роль. Но следует учитывать относительность термина "детерминация будущим": будущие события еще отсутствуют, об их реальности можно говорить только в том смысле, что они с необходимостью наличествуют в качестве тенденций в настоящем (и наличествовали в прошлом). И все же роль этого вида детерминации весьма существенна.

Например, переход от рабовладения к новой по тем временам феодальной, общественно-экономической формации. Попытки объяснить этот переход предшествующей технической революцией или, по крайней мере, новым техническим уровнем производства оказались неудачными. Положение проясняется только при учете двух обстоятельств. Во-первых производительные силы общества включают в себя не только технику, но и человека, причем в качестве главной производительной силы, и во-вторых, в понятие "ступень развития производительных сил" наряду с характером и уровнем входят также и потребности их развития. Переход к феодализму стал необходимостью, потому что раб как производитель материальных благ уже не отвечал потребностям развития производительных сил. Следовательно, принципиальное изменение статуса работника являлось первейшей предпосылкой качественного изменения технического уровня производства, а не наоборот. Причина здесь действовала из будущего.

Детерминация будущим имеет прямое отношение ко всей человеческой деятельности, которая начинается потребностями индивида, общества и обязательно включает в себя цель. По Аристотелю цель выступает как конечная причина (causa finalis). Все, что мы делаем осознанно, мы делаем по причине своей целевой установки.

В последнее время делаются попытки представлять цель более широко, в кибернетическом, обобщенном виде. Цель предстает перед нами как некоторое конечное состояние, к которому стремится система. Хотя  в такой постановке вопроса много дискуссионного, но содержится и рациональное зерно. Основоположник системного подхода Людвиг Берталанфи называл живые системы "эквифинальными"

именно в связи с их способностью достигать одинакового результата в известном смысле, независимо от начальных условий.