Развитие открытых святилищ

Появление первых святилищ «открытого» типа относится минимум к эпохе мустье, от которой до нас дошло святилище Ля Ферраси. Вероятно, оно было создано в самом конце периода обитания мустьерцев под навесом. В тот период, когда в западной части была выложена из

плит камня прямоугольная площадка размером 5 м × 3 м, которая, по мнению Д. Пейрони, служила основанием для хижины388. Эта площадка не перекрывала собой ни одно из захоронений и нигде, кроме как в этом месте, не прослеживается деление мустьерского слоя на два389. Девять холмиков, под одним из которых найден скелет зародыша, перекрыты только слоем обвала390. Место было оставлено мустьерцами после обвала, и следующий слой принадлежит уже шательперрону.

До нас не дошло ни одного святилища, которое можно уверенно отнести к шательперрону. Быть может, только ныне утерянный блок с изображением головы лошади из Комб-Капель (рис. 169) происходит из слоя шательперрона391, однако велика вероятность того, что он найден в слое типичного ориньяка. Других, более определенных свидетельств о святилищах шательперрона нет.

В ориньяке I «открытые» святилища возникают сразу в готовых формах со всеми присущими святилищам этой эпохи чертами: блоками с вульвами, с кольцами, с изображениями животных и купулами, непонятными линиями, с наскальной живописью. Гипотетически можно предположить, что в ориньяке I мы сталкиваемся уже с завершенным процессом развития святилищ, которые первоначально должны были включать элементы, лишенные каких бы то ни было изображений. В принципе, мустьерское Ля Ферраси демонстрирует такой тип святилища, так как основную массу его структурных элементов составляют именно объекты без изображений, а последние представлены только купулами на двух камнях. Свидетельствами «простоты» элементов ранних святилищ служат и блок 1 из Кастане, и блок из Фонгаль.

Святилища ориньяка I сосредоточены на небольшом пространстве к северу от Эйзи. Складывается впечатление, что все они возникли одновременно. Слои ориньяка I в этих местах имеют одинаковый цвет и схожие кумулятивные графики392. Подлинным «культовым» центром ориньяка I (даже в условиях концентрации святилищ) был комплекс Бланшар-Кастане, не утративший своего значения и после обвала, разделяющего слои на этих памятниках, поскольку святилище было восстановлено и перерыва в обитании здесь не было. Исследования Д. де Сонвиль-Борд показали, что какой-либо ощутимой эволюции от нижних слоев к верхним не прослеживается393

и, по сути, здесь налицо единая стадия обитания, относящаяся к ориньяку I, тем более, что верхние слои этих памятников не эквивалентны ориньяку II Ля Ферраси394.

С ориньяка II именно к Ля Ферраси переходит ведущая роль, и на этом месте последовательно создаются три святилища, наиболее масштабное из которых относится к ориньяку III.

В ориньяке I–III почти не видно какой-либо эволюции структуры святилищ. Они различаются размерами, но принципы организации кажутся едиными, хотя, естественно, каждое святилище имеет специфические черты. Практически на всех святилищах выделяются внутренняя и внешняя зоны, везде используются одни и те же выразительные средства.

В ориньяке IV Ля Ферраси заметны некоторые изменения, касающиеся изображений: исчезают вульвы, столь характерные для первых стадий. Единственный знак подобного рода имеет небольшие размеры и помещен рядом с более крупными изображениями. С другой стороны, образ зверя выходит теперь на первый план, но структурно святилище остается прежним.

Быть может, в финальных стадиях ориньяка появляются и первые святилища в освещенных пещерах (небольшая пещера Берну рассматривалась Д. Пейрони как ориньякская395, но современные исследователи более осторожны в оценках396). Этот факт может свидетельствовать о некоторых изменениях, которые претерпевает структура святилищ, но только в верхнем перигоре процесс становится явным и ощутимым.

Практически все граветтские святилища под навесами основываются на месте старых ориньякских: Пато, Лоссель, Пуассон, Ля Ферраси, возможно, Терм-Пиала. Не исключено, что расположенное рядом с Пуассон святилище Орей-д`Анфер также функционировало еще в ориньяке, по крайней мере, панно со «следами» кажется созданным, скорее, в эту эпоху, чем в граветте.

Но география граветтских «открытых» святилищ намного шире, чем ориньякских. Основным видом граветтского святилища следует признать небольшую, освещенную солнцем пещеру, типа Пэр-нон-Пэр, Рок-д`Аллас, Судри, Калеви, Кавай, где глубокие гравюры и барельефы покрывают стены. Такие памятники разбросаны по значительной территории и не привязаны, как ориньякские, к району вокруг Эйзи.

Появление новых в топографическом отношении святилищ сказалось даже на выборе навесов, где прослеживается тенденция к предпочтению относительно небольших полостей, «зальчиков» типа Пуассон и Лабатю, где декорирован в основном свод. Не исключено, что первыми граветтскими святилищами были таковые в небольших пещерах и только позднее возникают святилища под навесами, быть может, не без влияния ориньякской традиции. По крайней мере, Лабатю, Пуассон, Терм-Пиала связаны с поздними стадиями граветта, граветта lato sensu, характеризующегося индустрией типа ноай, фон-робер, тогда как, например, отложения Пэр-нон-Пэр принадлежат к граветту в узком смысле, характеризующемуся остриями типа граветт.

Складывается впечатление, что навесы с декорированным сводом являются эквивалентом внутренних ориньякских святилищ, только выступают в рафинированном виде, поскольку не сочетаются с внешней пространственной структурой.

Но граветтцы выступают и создателями святилищ с пространственной организацией, как в Лоссель. «Пространственные» граветтские святилища (Лоссель, Пато, Терм-Пиала) оказываются связанными с образом женщины, изображения которой доминируют на декорированных блоках. В этом нельзя не усмотреть параллель с ориньякскими блоками с вульвами, которые занимают одно из важнейших мест во внешних зонах святилищ. Показателен уже отмечавшийся факт создания самого большого «пространственного» святилища граветта –
Лоссель на месте ориньякского, где на большинстве блоков изображены вульвы, а еще на одном – фаллос (см. главу II, 2.1).

Таким образом, святилища граветта оказываются более специализированными, чем ориньякские. Если последние объединяли в своей структуре две зоны, то на граветтских этой особенности не прослеживается. Наоборот, выделяются фактически три различных вида «открытых» святилищ: святилища в неглубоких пещерах, где изображены в основном животные и декорированы главным образом стены; святилища в навесах «зального» типа (Лабатю и Пуассон), также с изображениями животных, но концентрирующихся на своде; святилища под навесами «пространственного» типа, где изображения нанесены на отдельные каменные блоки и видное место занимает образ женщины.

Внесли ли святилища протомадлена что-то новое в устройство святилищ, сказать сложно из-за недостатка сведений. Святилище-захоронение в Пато выглядит необычным на общем фоне, но в то же время имеет очевидные черты сходства с мустьерским Ля Ферраси и граветтским Лоссель. Действительно новой особенностью можно считать отсутствие признаков обитания людей, однако надо учитывать, что в Пато раскопан достаточно ограниченный участок навеса и нет гарантий, что правее или левее святилища обвал не был столь мощным, и осталось место, вполне пригодное для жилья. В таком случае святилище оказалось бы лишь особой зоной, выделенной в поселении.

Ранние солютрейские святилища, зафиксированные, в частности, на юго-востоке Франции в каньоне Ардеш (Шабо, Фигуе, Улен) представляют собой небольшие пещеры, стены которых покрыты переслаивающимися гравированными изображениями (рис. 168), и весьма отчетливо напоминают аналогичные граветтские пещеры. Но традиция эта осталась в рамках нижнего солютре и, вполне вероятно, не перевалила Центральный массив.

В рассматриваемом нами районе ранние стадии солютре прослеживаются, например, на Ложери-От. Найденный Д. Пейрони в слое нижнего солютре небольшой отшелушившийся кусок свода или стены со следами красной краски по регуляризированной поверхности397

свидетельствует, скорее, об остатках ориньякского или протомадленского декора, чем о созданном солютрейцами.

 

Таблица 2

Культурно-хронологическая таблица развития
«открытых» святилищ

Развитие

Примечание. Хронологическая шкала и схема расположения палеолитических культур составлена на основе таблицы из «Art et civilisation des chasseurs de la prehistoire. 34 000-8000 ans av. J.-C.». – Paris, 1984.

 

Надо признать, что в так называемой «первой солютрейской провинции» (территория распространения солютрейской культуры к западу от Центрального массива) святилища под навесами возникают только в верхнем солютре.

Солютрейцы переняли у граветтцев технику барельефа, доведя ее практически до совершенства, но в устройстве святилищ солютре обнаруживает значительную самостоятельность.

Солютрейцы «вынесли» наскальные барельефы, получившие широкое распространение в граветте, из небольших пещер под своды навесов и по праву могут считаться первыми создателями скульптурных фризов на открытом воздухе, хотя истоки фриза восходят к ориньяку, где практиковалось расположение рядом нескольких блоков, например, в Ля Ферраси.

Солютрейские фризы имеют сравнительно небольшие размеры и не являются самодостаточными, поскольку оказываются вместе с декорированными блоками включенными в общую пространственную структуру святилища. Изображения на фризе и блоках напрямую связаны композиционно. Их объединяет и общий стиль, техника и характер. На солютрейских святилищах типа Рок-де-Сер и, вероятно, Ложери-От нельзя выделить внутреннюю и внешнюю зоны, хотя часть изображений и размещена в глубине навеса. Эти святилища являются классическими «пространственными», подобно граветтскому Лоссель и святилищам внешней зоны на ориньякских памятниках. Характерно, что именно в финале солютре получают развитие пещерные храмы (Куньяк, Пеш-Мерль) и пролегает четкая граница между «открытыми» и подземными святилищами.

1raz9elite2

Значительные перемены происходят в изобразительном языке. В пещерах сосредоточиваются изображения краской, а также знаки и символы, которые практически полностью исчезают с открытых мест. На четырнадцати блоках Рок-де-Сер нет ни одного знака и только кольцо на блоке «R» может быть истолковано как символический элемент. Солютрейцы почти не используют «женскую» символику и уж тем более не знают реалистических изображений женщин. Исчезают темы, бывшие в ряду основных на протяжении нескольких тысячелетий. Но солютрейцы привнесли в изображения на открытых местах нечто большее – сюжет.

С другой стороны, верхнесолютрейское святилище Фурно-дю-Дьябль построено по классической ориньякской схеме: внутренняя зона с наскальной живописью и внешняя – с блоком, покрытым гравированными и рельефными изображениями. В то же время Фурно-дю-Дьябль отличается «камерностью» и расположено в хижине, подобно граветтскому Пато, объединяя таким образом две традиции.

Невозможно однозначно сказать, создавали солютрейцы рельефные и гравированные ансамбли на сводах навесов, подобно граветтцам, или нет. Каменный баран из Пато датирован исключительно стилистически398

и выступает лишь косвенным свидетельством. Насколько можно судить по дошедшим до нас верхнесолютрейским памятникам, носители этой культуры тяготели к широким пространствам, а не навесам «зального» типа, где размещали изображения на потолке граветтцы. В любом случае все, что мы знаем о солютрейских святилищах, свидетельствует о том, что гипотетические изображения на своде должны были входить в общую пространственную структуру. Святилищ, подобных Пуассон, скорее всего не было.

Не понятно, были ли «открытые» святилища у первых мадленцев, но практически все известные к настоящему времени местонахождения не моложе мадлена III. Скульптурная голова мускусного быка (рис. 151), найденная Д. Пейрони в отвалах раскопок О. Хаузера и отнесенная им к мадлену I, представляется принадлежащей солютре. Косвенным образом это подтверждается не только находкой коренного зуба этого животного в верхнем солютрейском слое399, но и изображением Ovibos`а в Рок-де-Сер.

Мадленские святилища типа Жан-Бланк или Ложери-От, где в структуру святилища входило лишь несколько блоков с изображениями животных, выглядят прямыми продолжателями солютрейской традиции, идущей от Рок-де-Сер. Иначе обстоит дело с «панорамными» святилищами.

С одной стороны, скульптурные фризы создали еще солютрейцы, и сама эта форма была явно заимствована мадленцами. Но мадленские фризы, как правило, сложнее, в них больше персонажей, и дело не в простом количественном превосходстве, речь идет о появлении качественно нового явления.

Усложненные связи между фигурами на плоскости, «многоэтажность», которая, как это было показано на примере Ляско, могла служить для передачи пространственных соотношений, монументальность, широкое применение окрашивания изображений, делают мадленские фризы подобными живописным пещерным панно. Создание «панорамных» святилищ в мадлене не могло бы произойти, не будь опыта построения подземных святилищ, но «за плечами» мадленцев уже были Ляско и Габийю. «Панорамные» святилища, таким образом, оказываются соединением солютрейской традиции создания скульптурных фризов и собственной мадленской (но, по большому счету, ведущей счет от солютре) традиции пещерных святилищ. Настоящей загадкой является причина создания таких «гибридов».

Таблица 3

 

Связь «открытых» святилищ с поселениями

       Тип

   

Культура

Святилище, выделенное
в поселении

Святилище
в хижине

Святилище – место собраний

Святилище, совмещенное с жильем

Святилище без следов жилья

Ориньяк

Лоссель

 

Бланшар (?)

Кастане (?)

Ля Ферраси

 

Граветт

Лоссель

Пато

 

 

 

Протомадлен

 

 

 

 

Пато

Солютре

Ложери-От

Фурно-дю- Дьябль

Рок-де-Сер

 

 

Мадлен

Ложери-От

 

Кап-Блан Англь-сюр-Англен

Пато

Форнольс-О

 

По-видимому, разгадка лежит в области назначения мадленских «панорамных» святилищ.

Расположение фигур фризами, достижение настоящей монументальности, исключительно высокая техника барельефа и горельефа, окрашивание – все это способствовало повышению зрелищности. В то же время композиционное решение фризов в соответствии с законами построения пещерных панно позволяло придать им максимум «повествовательности», действительно создавало панораму неких событий, как это видно в Кап-Блан.

Вероятно, именно задачами «повествовательности» фризов продиктована сосредоточенность изображений на стене и отказ от пространственного расположения блоков с фигурами. Потребность в этом связана с тем обстоятельством, что территория таких святилищ служила местом собраний, но не жилищем в обычном смысле. По крайней мере, к такому выводу пришла С. де Сен-Матюрен, исследуя навес Англь-сюр-Англен400.

Без сомнения, «панорамные» святилища с монументальными фризами подходили для этой цели лучше, «чем пространственные», хотя и не исключено, что святилище Рок-де-Сер служило подобным же целям, а в свое время – также и большинство ориньякских святилищ.

В прочем, мадленские фризы не были простыми декорациями, поскольку элементы пространственной структуры есть на всех памятниках. Без этого, надо полагать, святилище не являлось бы таковым. Находясь под открытым небом, фриз должен был не только «рассказывать» и моделировать, но быть правильно ориентирован и связан с окружающим миром.

1raz9elite2

Мадленские «панорамные» святилища локализованы во времени. Они появляются, как уже отмечалось выше, в мадлене III, и сомнительно, что они существовали даже в начале следующей фазы этой культуры. Это время является периодом расцвета и святилищ в неглубоких пещерах, значительная часть изображений которых может сосредоточиваться уже в глубине (Комарк, Нанси, Магдален, Сен-Сирк (рис. 156), Мамонт, Пионер). В какой-то степени эти святилища могут считаться продолжением граветтских традиций.

Святилища в неглубоких пещерах или в освещенных залах, достаточно глубоких, продолжают существовать и в верхнем мадлене. Однако способ их организации меняется. Вероятно, еще к концу мадлена III относится появление принципиально нового святилища – Ля Марш с его почти двумя тысячами гравированных плиток (рис. 95) и плит (то, что А. Брейль называл «гроты с подвижными стенами»). По мнению Д. Вьялу, Ля Марш является аналогом больших подземных святилищ401, чем никогда не были святилища под навесами. По западной окраине Центрального массива больше не создаются грандиозные ансамбли из блоков с фигурами животных или наскальные скульптурные фризы. Изменяется сам реалистический и лаконичный язык, свойственный наскальному искусству под открытым небом. Искусство верхнемадленских «открытых» святилищ характеризуется миниатюризацией изображений, их наслаиванию, появляются стилизованные фигуры (Лимейль, Мадлен, Ля Рош (Лалинд)). Святилища начинают больше тяготеть к полумраку, чем к открытым пространствам.

Центр наскального искусства под открытым небом и «откры-
тых» святилищ смещается к югу, в Пиренеи и дальше в испанский
Левант, где достигает расцвета, видимо уже в постпалеолитическое время402.

Важной вехой на этом пути представляется святилище Форнольс-О, расположенное в Восточных Пиренеях (рис. 159). Этот памятник обнаруживает в своей структуре черты сходства со святилищами Дордони. Гравированное панно находится на юго-восточной стороне одного из трех огромных блоков, представляющих собой выход слоистой породы, отделившейся от цокольной скалы под действием природных факторов403. В юго-восточном направлении от панно, примерно в 0,6 м, горизонтально расположена большая плита с купулой в средней части. Но само панно мало напоминает скульптурные фризы своих северных собратьев, оно состоит из множества нанесенных в разных направлениях линий, среди которых находятся отдельные образы животных и знаки.

Насколько можно понять из публикаций, археологический контекст на этом памятнике отсутствует, но стиль фигур и характер самого панно свидетельствуют в пользу заключительных стадий верхнего мадлена.

Таким образом, святилища под навесами не исчезают бесследно, а дают начало новым формам «открытых» святилищ, имеющих с ними несомненное родство. Но одновременно верхнемадленские святилища демонстрируют крупные изменения в организации изобразительных элементов, характеризуясь их чрезвычайным усложнением. В период от ориньяка до среднего мадлена магистральной является линия упрощения изобразительных единиц. В среднем мадлене усложняются связи между отдельными образами, но сами они остаются простыми и однозначными. Но уже в конце этого периода, в Ля Марш, ситуация меняется на прямо противоположную, вместе со сменой основы изображений и «уходом» святилищ в более затененные пространства. Скульптурные фризы словно рассыпаются на сотни кусочков, в каждый из которых стремятся поместить то, что раньше занимало пространство в несколько метров.

Пока невозможно объяснить, с чем связаны подобные метаморфозы, но, вероятно, их истоки можно найти в логике развития палеолитических святилищ – и пещерных, и «открытых», но это тема – для особого исследования.