Декорированные блоки

Нанесение изображений на отдельные камни встречаются на протяжении всего верхнего палеолита, и берет свое начало в мустье, о чем свидетельствуют два блока с купулами из Ля Ферраси.

Блоки с купулами. Под этим общеупотребимым, но достаточно условным названием, объединяются известковые блоки различных размеров (от 0,2 до 1 м длиной), покрытые искусственными углублениями. За самим названием «купула» (фр. «cupule» – чашечка) скрываются вырезанные или выбитые в камне ямки самого различного диаметра, глубины и внешнего вида. Как одно из средств изобразительного языка палеолита, купулы встречаются часто и не всегда можно понять, играют ли они какую-то самостоятельную роль. Однако в случаях, когда купулы образуют основной декор блоков, это очевидно.

Как уже отмечалось выше, блоки с купулами появляются в мустье. Два камня были обнаружены Д. Пейрони при раскопках Ля Ферраси. По крайней мере, один из них был связан с захоронением ребенка. В момент открытия он накрывал собой могилу (рис. 46 и 50), причем украшенная сторона была обращена вниз. На ней расположены не менее двадцати двух купул, диаметр которых колеблется от 0,005 до 0,035 м. Еще Д. Пейрони отметил отчетливую сгруппированность купул по две327.
К этому надо добавить, что пары в свою очередь группируются по четыре и шесть. Второй блок, менее объемный, помимо пяти купул, расположенных по прямому углу, и ряда из пяти маленьких купул, несет еще и три гравированные линии в нижней и центральной части (рис. 48).

В ориньяке блоки с купулами представлены в двух основных видах, которые прослеживаются и в более поздних эпохах. Первый из них наиболее ярко демонстрируют блок 20 из Ля Ферраси (рис.56), где шестьдесят (по подсчетам Деллюк – пятьдесят шесть328) небольших углублений выбиты почти по спирали и блок 4 из Лоссель (рис. 21). Нечто подобное есть и на одном из блоков перигора III Ложери-От329.

На камнях второго, более многочисленного вида, купулы представляют собой округлые, с ровными краями углубления, выбитые в камне множественными ударами орудия. Их диаметр может достигать 0,15 м при глубине около двух сантиметров. В целом их диаметр колеблется в пределах 2–5 см, при глубине от 0,5 до 1 см. Такие купулы чаще всего сгруппированы и составляют основной декор блока, занимая иногда всю его лицевую поверхность. Есть экземпляры, имеющие всего одну такую купулу, сопровождаемую несколькими очень маленькими, как, например, блок 21 из Ля Ферраси (рис. 58). Такие блоки напоминают камни с кюветами, имеющими порой естественное происхождение330. Однако в основном на блоках расположено сразу несколько купул, сгруппированных определенным образом.

В ориньяке встречается группировка в форме «следа» по формуле 1+4, где одну большую купулу окружают по дуге четыре меньшего диаметра. При этом количество мелких купул, впрочем, может варьироваться от трех до десяти (единичный случай в Бланшар, рис. 87в). «Следы» на блоках не встречаются по одному, но всегда по два или по три. Группировка купул в форме следа появляется в ориньяке и, похоже, не выходит за его пределы, лишь один случай – настенное панно из шести «следов» в Орей-д`Анфер может относиться к граветту.

Блоки со «следами» встречаются довольно редко. Известны шесть экземпляров из Бланшар и по одному из Кастане и Лоссель331. В Пато был найден «след», имеющий естественное происхождение. Редкость «следов» и их сосредоточение в соседних памятниках – Бланшар и Кастане, заставили супругов Деллюк сделать предположение, что все они выполнены одним человеком332.

Не только «следы», но и купулы как самостоятельные единицы, не встречаются в солютре.

Близкие по размерам и форме ориньякским, «чашечки» неожиданно появляются в мадлене в Реверди. Мадленские купулы часто имеют плоское дно, в отличие от конического ориньякского. Ф. Делаж обнаружил в ходе раскопок 15 блоков с купулами, что представляется беспрецедентным для всего палеолита. Количество купул на блоках колеблется от одной до десяти. Способы их группировки различны, но классических ориньякских следов уже не встречается. Среди известных мне образцов можно выделить группировку по две, три в линию, четыре, как на игральной кости, четыре в линию, а также некоторое подобие «следа», но по формуле 2+5 (рис. 165, правый блок).

К особенностям мадленских купул надо отнести отходящие от некоторых из них «каналы» и волнистые гравированные линии, соединяющие несколько чашечек. Кроме этих линий, на мадленских блоках не встречается других изображений.

В ориньяке купулы иногда соседствуют с кольцами.

Блоки с кольцами. Кольца представляют собой небольшие отверстия, образовавшиеся при сверлении камня с двух сторон так, что оба углубления встречаются под довольно тонкой перемычкой. Обычно кольца имеют диаметр достаточный, чтобы просунуть туда палец. Кольца разделяются на краевые, т.е. вырезанные на грани блока (рис. 83а), и плоскостные, вырезанные на регулярной поверхности (рис. 40). Нередко перемычка бывает разбита, такое кольцо обычно называют сломанным.

1raz9elite2

До сих пор нет единого мнения о том, имели ли кольца символическое значение. Один из первооткрывателей колец, М. Кастане, а вслед за ним и Л. Дидон полагали, что они служили для привязывания чего-нибудь. В частности, концентрация блоков с кольцами вдоль бордюра террасы Бланшар и обращенность многих блоков с кольцами к земле позволили предположить, что они служили точками привязки кож для огораживания убежища333.

Значительная часть блоков с кольцами действительно происходит со свода навесов. Б. и Ж. Деллюк высказали предположения, понимая, впрочем, всю его гипотетичность, что блоки с плоскостными кольцами имеют настенное происхождение, а краевые с самого начала были вырезаны на блоках и служили точками привязки внизу334. Супруги Деллюк пишут, что для большинства колец предпочтительной остается чисто утилитарная трактовка335.

Но существует и другая точка зрения. Для С. Гидеона кольцо – двойная купула и, следовательно, символ плодородия336. Для Г. Лаланна и Д. Пейрони кольца представляют собой глазные орбиты337. В пользу символической трактовки колец свидетельствует их частая совмещенность с изображениями (блок 13 Ля Ферраси, рис. 62; два утерянных блока из Бланшар; блоки 1 и 3 из Кастане, рис. 77в и 77ж; блок «R» из Рок-де-Сер, кольца на фризах Кап-Блан, Ложери-От, Англь-сюр-Англен), окрашивание (шесть блоков в Бланшар, один блок из Лоссель). Возможно, о том же свидетельствует и удаление колец, иногда с последующим окрашиванием камня, что мы наблюдаем в Бланшаре.

Количество колец на одном блоке может достигать семи, что А. Лямен-Амперер считала одним из доказательств их символичности338. Какой-либо системы в их расположении не просматривается, за исключением огромного блока 1 из Кастане, где два кольца вырезаны по бокам (рис. 77ж).

Вопрос о назначении и значении блоков с кольцами до сих пор остается открытым, но в любом случае, видимо, они являлись элементами святилищ, пусть даже и конструкционными. Кольца или блоки с кольцами были на большинстве святилищ под скальными навесами:
в Бланшар, Кастане, Ля Ферраси, Селье, Белькэр, Пуассон, Лабатю, Пато, Лоссель, Мадлен, Фонгаль (натуральное, на блоке с гравировкой), Ложери-От, Рок-де-Сер, Кап-Блан, Англь-сюр-Англен, Реверди.

Блоки с неопределенными фигурами, символами и знаками. Эта категория декорированных блоков наиболее широко представлена в ориньяке, где выделяются, прежде всего, камни с вульвами. Под последними понимаются обычно стилизованные изображения женских гениталий, причем в большинстве случаев эти изображения носят периниальный характер (см., например, рис. 71) и лишь в редких случаях представлен подлобковый треугольник (блоки 6 и, возможно, 7 Ля Ферраси, рис. 53 и 54). Как женские знаки, трактуются замкнутые и разомкнутые округлые фигуры, порой соседствующие с вульвами классических форм (рис. 13).

Сами блоки имеют различные размеры и форму. Во-первых, объемные, крупные глыбы подтреугольной или округлой формы – блоки и 6 Селье (рис. 72 и 71), 6 и 7 Бланшар (рис. 75 и 84), 5 Кастане (рис. 41). Во-вторых, подпрямоугольные плиты – блоки 2 и 3 Селье (рис. 66 и 67), блок 8 Бланшар (рис. 86), 1 Лоссель (рис. 13), возможно, блок 2 Кастане (рис. 39). В-третьих, небольшие блоки-скульптуры (блок 4 Бланшар, рис. 81) и 8 Ля Ферраси (рис. 57), блок 2 Лоссель (рис. 17). В-четвертых, плиты неопределенных форм (как правило, обломанные) – блоки 6 и 7 Ля Ферраси (рис. 53 и 54), 3 Лоссель (рис. 19), блоки 9 и 10 Бланшар (рис. 74 и 82). Особо следует выделить блок 1 из навеса Пуассон, имеющий вульвообразную форму (рис. 91).

Количество вульв на одном блоке колеблется от одной до четырех, причем они могут располагаться на разных сторонах камня, как на блоке из Селье (рис. 73) или блоке 2 из Ля Ферраси.

Составляя основу декора блоков, вульвы могут соседствовать с линиями и непонятными фигурами, купулами, упорядоченными рядами черточек или сочетаний купул, а также с изображениями животных. Обращает на себя внимание блок 3 из Лоссель, где контуры вульв образованы сочетанием купул (рис. 20).

Блоки со стилизованными вульвами встречаются только на ориньякских святилищах (известен, правда, небольшой камень из слоя перигора III Ложери-От (рис. 154) с реалистическим изображением женских гениталий339), при этом только в Белькэр нет ни одного подобного экземпляра. Количество блоков с вульвами, одновременно входившими в структуру святилищ, колеблется от одного до, возможно, четырех.

После ориньяка вульвы встречаются главным образом в сочетании с реалистичными изображениями людей и животных (на блоке со «стрелком» из Лоссель, Большом блоке Фурно-дю-Дьябль). Только в слое перигора IV Пато найден небольшой отдельный блок с вульвами.

Ряд каменных блоков, происходящих в основном из ориньякских святилищ, имеет изображения, не поддающиеся пока какой-либо трактовке. В некоторых случаях это связано с фрагментарностью дошедших до нас остатков блоков (13 и 4 Ля Ферраси; рис. 62 и 51). Иногда, это лишь несколько глубоко прорезанных или выбитых линий, могущих сочетаться с купулами (блок 4 Кастане, рис. 48), блок 17
Ля Ферраси (рис. 65). Сюда же, вероятно, относится и огромный камень с червеобразными фигурами из Пато (рис. 129).

1raz9elite2

Блоки с изображениями людей и животных. Это самая многочисленная категория украшенных блоков. Сюда входят камни не только с реалистичными полными фигурами, но и блоки со схематичными и неполными изображениями. Последние характерны для ориньякских святилищ, где только в Белькэр (рис. 4) и, возможно, в Ля Ферраси на блоке 16 (рис. 64) были представлены полные фигуры. В основной массе на ориньякских изображениях мы видим головы животных или верхние части фигуры. В большинстве случаев эти изображения сопровождаются наслаивающимися линиями, хаотично, на первый взгляд, разбросанными по поверхности камня. Такая ситуация на блоках контрастирует с декором скальных стен, где, судя по Бланшар, фигуры были полными и их расположение было вполне сбалансированным.

Уже в граветте превалируют полные фигуры животных, занимающие большую часть лицевой поверхности блока (Лабатю, рис. 129; Терм-Пиала, рис. 94). Плюс к этому появляются реалистичные изображения людей, не известные в ориньяке (Лоссель, Терм-Пиала,
рис. 93; Пато). Резко сокращается количество знаковых форм и непонятных черточек и линий, поверхность блока вокруг изображения чаще всего остается чистой.

Характерным для граветта можно считать использование блока для нанесения только одного единственного изображения.

На солютрейских блоках обычным становится размещение сразу нескольких фигур, находящихся в очевидной композиционной связи. Однако феномен этот, ярко проявившийся в Рок-де-Сер, не совсем однозначен, ибо пять из шести многофигурных блоков («AB», «C», «D», «F», «Q») входили в стоящий у стены навеса скульптурный фриз и в связи с этим могут рассматриваться как аналог наскальных композиций. Блоки, не входившие в скульптурный фриз, демонстрируют нам единичные изображения.

Действительно отдельно стоящий многофигурный блок входил в структуру Фурно-дю-Дьябль, но здесь композиция уже не так проста и наличествуют неполные изображения, вульва, выбитое овальное углубление и др., т.е. элементы, более характерные, на первый взгляд, для ориньяка.

В мадлене на отдельных блоках размещались изображения животных. При этом, если большую их часть составляют полные фигуры, то на нескольких блоках из Ложери-От (рис. 153) располагаются неполные контуры, а на блоках из Реверди (рис. 163) и Шер-а-Кальвен – только головы. Многофигурных блоков практически нет.

Камни, украшенные многочисленными изображениями, появляются только в верхнем мадлене, когда уже можно видеть принципиальные изменения в элементном составе святилищ. Однако этот вопрос выходит за хронологические рамки данной работы.

Начиная с ориньяка, на блоках находятся в основном гравированные или рельефные изображения. Следы окрашивания340

встречаются очень часто, но рисованых фигур нет. Изображение носорога, выполненное фиолетовой краской, упомянуто А.Мартеном в Рок-де-Сер, но, как уже отмечалось (глава II, 2.3), этот блок был утерян. В принципе, у нас нет доказательства, что такие изображения были распространены.

Что касается формы блоков с изображениями, то уже в ориньяке, как было показано выше, они часто имеют вид плиты с одной декорированной стороной. В дальнейшем плита становится самой распространенной формой блока с изображениями. В солютре и мадлене известны лишь единичные случаи использования объемных глыб (блок «Р» Рок-де-Сер, Большой блок Фурно-дю-Дьябль, блок из Шер-а-Кальвен).

Создатели святилищ придавали форме блоков достаточно большое значение. По свидетельству Б. и Ж. Деллюк, 36 из 60 блоков из Бланшар, Кастане, Ля Ферраси, Селье имеют явные следы обработки лицевой поверхности, а не менее восемнадцати – также и граней341. Некоторые камни имеют особые формы, как уже упоминавшийся блок из Пуассон или блок 4 Лоссель, блок «D» Рок-де-Сер.

Окрашенные камни. Г. Лаланн отмечает наличие на возвышающемся посреди «целы» Лоссель выступе скалы следы густого окрашивания342. Небольшой, покрытый охрой блок был найден при раскопках в Пато. Возможно, сюда следует отнести и камни, окрашенные после сбивания колец, из Бланшар. Нельзя исключать, что в некоторых случаях, когда речь идет о «следах живописи»343, мы имеем дело с простым покрытием поверхности камня краской.