Реформы в образовании и в области печати (1865 г.)

Испытывая необходимость в образованных людях, власть решилась и на реформы в области образования. Еще в начале своего правления Александр II отменил некоторые стеснительные меры в отношении учебных заведений. Преподавание в университетах получило больше свободы, они стали доступны для вольнослушателей как мужчин, так и женщин, число студентов в первые пореформенные годы резко увеличилось. Такая тяга к просвещению напугала власть, но еще больше напугали студенческие беспорядки 1861 г., именно после них свободу университетов ограничили и для них ввели устав.

Университетский устав 1863 г., подготовленный либеральным министром А.В. Головниным, предоставлял автономию университетам. Ученому совету возвращались права, отнятые в 1835 г. Он получил право самостоятельно решать научные, учебные и административно-финансовые вопросы. Функции попечителя сводились к контролю. Вводились выборные должности: ректора, деканов, профессоров. Профессорская корпорация получила самоуправление. Студенты не получили права влиять на порядок в университете, что стало поводом для новых студенческих беспорядков. Стремление ограничить возможности образования, вернуть ему сословный характер лежит в основе учебной реформы 1871 г. Проект ее был подготовлен министром просвещения Д.А. Толстым при участии издателя "Московских ведомостей" М.Н. Каткова. Суть реформы – во введении в гимназиях классической системы образования. Реальные гимназии преобразовывались в реальные училища, где при сокращении общеобразовательных дисциплин особое внимание уделялось техническим знаниям. Классическое образование сосредоточивалось на изучении древних языков: латыни и древнегреческого, а также математики, при сокращенном преподавании словесности, истории и естествознания.

Высокая плата за обучение, трудность и протяженность учебного процесса становились своеобразным регулятором социального состава учащихся. Число недоучившихся гимназистов стало расти, пополняя полуобразованные слои общества. Попасть в университет можно было только окончив классическую гимназию. Учебная реформа 1871 г. по сути была первой контрреформой. Она пересмотрела устав гимназий 1864 г., открывавший возможности для образования представителям всех сословий и вероисповеданий. Односторонность классической программы, ее оторванность от современных запросов вызывали недовольство как общественности, так и научного сообщества. Удивляло пренебрежение к естественным наукам, столь перспективным в современном мире. Но на пересмотр учебной реформы власти не пошли.

В 60–70-е гг. были учреждены гимназии для девушек всех сословий и высшие женские курсы, положившие начало высшему образованию для женщин. В 70-е гг. была разветвлена сеть школ: частные, земские, церковно-приходские, воскресные – все они составили основу народного образования. Это стало возможным после принятия "Положения о народных училищах" в 1864 г. Это "Положение" предоставляло организациям и частным лицам право с соответствующего разрешения открытия школ. В учебном курсе предусматривались как обязательные, кроме арифметики и грамматики, Закон Божий и церковное пение. Начальные училища поступали в ведомство губернских и уездных училищных советов, куда входили представители земств. В 1869 г. были учреждены должности инспекторов народных училищ. В 1874 г. в ведении училищных советов были оставлены лишь хозяйственные вопросы, а руководство учебной частью – целиком сосредоточено в Министерстве просвещения. Правительство прибирало к рукам школы, в том числе открытые на средства земств, где работали земские учителя. Несмотря на все усилия правительства народная грамотность в эпоху реформ стояла на низком уровне.

1raz9elite2

Изменения в делах печати лишь условно можно назвать реформой, но влияние этих изменений на общественное самосознание глубоко и благотворно. Сначала правительственной практикой, а затем "Временными правилами" о печати, изданными в 1865 г., была смягчена и ограничена цензура книг и периодической печати. Последняя получила возможность обсуждать политические и социальные вопросы, которой она никогда не имела прежде и которую она использовала теперь в полной мере. Духовными вождями возросшей количественно разночинной русской интеллигенции в 60-х гг. становятся два журнала: "Современник" Н.Г. Чернышевского и Н.А. Добролюбова и "Русское слово" Д.И. Писарева. Первый сосредоточивал свое внимание на вопросах политических и особенно социальных и проповедовал переустройство общества на социалистических началах. В "Русском слове" "нигилисты" (или, как они называли себя, "мыслящие реалисты") во главе с Д.И. Писаревым проповедовали полное освобождение личности от всяких авторитетов, традиций и "предрассудков", причем в понятие "предрассудков" включались не только религиозные верования и моральные принципы, но и семейные "путы" и даже поэзия Пушкина. Проповедь "Современника" и "Русского слова" находила горячий отклик в массе разночинного студенчества, которое заполнило русские университеты после снятия ограничений доступа в высшую школу, установленных в последние годы царствования Николая I.

После 1866 г. выходит несколько указов, которые пересматривают Временные правила. Дела о печати передаются на рассмотрение в судебные палаты, до 1866 г. их рассматривали окружные суды. Министру внутренних дел предоставлялось право запрещать розничную продажу газет и передавать дела о печати не в суд, а в Комитет министров. В 1879 г. Временными правилами генерал-губернаторам разрешалось приостанавливать и прекращать издание газет и журналов.