§ 6. Свержение хрущёва

Неудачные действия как во внутренней, так и во внешней политике осложняли политическое положение Хрущёва. В результате начало 1960-х гг. уже вновь отмечено внутрипартийным противостоянием. Поначалу оно не было явным. Однако его наличие показал XXII съезд партии, состоявшийся в октябре 1961 г.

В отличие от предыдущего съезда, разочаровавшего многих отсутствием продолжения в развенчании культа личности, на сей раз критика возобновилась и вышла на новый уровень. Теперь уже Хрущёв подчеркивал направленность сталинских репрессий не только против благоверных партийцев, но и против всего народа. Дело закончилось "выносом тела" – Сталина за одну ночь убрали из мавзолея, где он с 1953 г. лежал рядом с Лениным, и захоронили у Кремлевской стены.

По всей видимости, возврат к "делам давно минувших дней" затевался для исключения из партии участников "антипартийной группы" (как сталинских приближенных) и вообще ослабления позиций сталинистов. Однако итоговые формулировки постановлений съезда в отношении Сталина отличались мягкостью, а вопрос о противниках Хрущёва не был решен однозначно. Состав ЦК, избранного на XXII съезде, оказался не полностью прохрущёвским.

Кроме решения о культе личности, съезд принял еще одно решение, которое, по-видимому, Хрущёв намеревался использовать в целях укрепления своих кадров, и которое не могло не повлиять на отношение к нему партийной бюрократии. Была установлена норма ротации кадров в парторганизациях – на каждых выборах следовало обновлять состав руководства не менее чем на четверть. Одновременно для партийных руководителей устанавливалось предельное число переизбраний на одну должность. Эти ограничения не распространялись только на Центральный комитет партии. По всей видимости, ходом в политической игре было и опубликование в октябре 1962 г. рассказа бывшего политического заключенного А. И. Солженицына
"Один день Ивана Денисовича". Рассказ, повествующий о жизни политических заключенных сталинских лет, был опубликован только по особому разрешению ЦК, принятого по настоянию Хрущёва. Но поддержка интеллигенции не могла помочь в борьбе с номенклатурой.

Новый заговор возглавили секретари ЦК Брежнев и Подгорный, договорившиеся с другими членами Президиума ЦК. 12 октября 1964 г., во время отпуска Хрущёва, заговорщики собрали Президиум и вызвали Хрущёва. Прибывшего на другой день Хрущёва раскритиковали как за хозяйственный упадок, так за политические ошибки и за создание собственного культа, за "нарушение ленинских принципов коллективного руководства". Хрущёв махнул рукой и не стал сражаться. 14 октября члены Президиума поставили вопрос об отставке Хрущёва перед собравшимися членами Центрального Комитета. Соответствующее решение было принято.

Само собой напрашивается сравнение 1957 и 1964 гг. Два столь похожих заговора и два таких разных результата. В 1957 г. у Хрущёва был лишь один из главных постов, в 1964 г. – оба. И все равно он проиграл. В чем причина? В отношении народа? Но народ каждый раз лишь ставили перед фактом. Амбициозные приближенные, рвущиеся к власти? Но почему Хрущёв не смог опрокинуть их с помощью ЦК, как было с "антипартийной группой"? Все эти вопросы заставляют задуматься о механизме власти в послесталинской России.

Отставка Хрущёва мало у кого вызвала огорчение. И действительно: хорошо начав во всех отраслях, он затем по всем направлениям потерпел неудачи. Сталин запомнился "большим террором" (жестоким, но соответствовавшим его замыслам), "великими стройками", победой в Великой Отечественной. Хрущёв запомнился кукурузой, целиной и "кузькиной матерью". Таким образом, неудача Хрущёва не сводится к его отставке; отставка стала лишь логическим итогом всей его политики.