Голод 1946/1947гг.

Наступление на ЛПХ сочеталось с чрезвычайным неурожаем 1946 г. Вследствие сильной засухи заготовки хлеба в том году составили около половины уровня 1940 года. План заготовок остался невыполненным, поэтому положение с продовольствием снова обострилось. На Южной Украине и в Молдавии крестьяне снова, как в начале 30-х гг., стали умирать от голода. Этот голод был, по-видимому, не так страшен, как голод 1932/33 гг., однако и здесь счет погибших исследователи ведут на миллионы (называются цифры от 1 до 3 млн человек). Голод заставлял крестьян идти на различные незаконные действия, чтобы выжить. Нередко сами колхозные руководители нарушали закон, выдавая хлеб крестьянам до выполнения плана государственных заготовок. В сентябре – октябре 1946 г. ЦК и Совет министров отреагировали на это двумя специальными постановлениями по усилению охраны хлеба. Эти постановления напоминали карательным органам о необходимости тщательнее соблюдать закон 7 августа 1932 г. ("закон о пяти колосках"). В течение ближайшего года усилившиеся репрессии направлялись прежде всего против председателей колхозов и сельских активистов; всего пострадало за этот год порядка 30 тыс. человек, из которых около 2,5 тыс. было расстреляно.

Новый урожай 1947 г. помог прекратить массовый голод. В декабре 1947 г., одновременно с денежной реформой, были отменены продовольственные карточки в городах. Однако положение с продовольствием оставалось напряженным. В июне 1947 г. был издан закон об уголовной ответственности за хищения
государственного и общественного имущества. Согласно этому закону, под действие которого попадали даже самые мелкие кражи, сроки наказания определялись от 5 до 25 лет лагерей. На практике обычно давали не меньше десяти. Суть этого закона – такая же, как и у постановлений осени 1946 г.: напомнить о жесткой дисциплине в колхозах. Но в отличие от прошлогодних постановлений применялся июньский закон в отношении простых колхозников, которым оставался только один выбор: голодная смерть или воровство с колхозного поля. Пик действия этого закона пришелся на 1947 и первую половину 1948 гг. Всего по закону 1947 г. было осуждено более 300 тыс. человек. После этого давление сочли возможным ослабить: в августе 1948 г. виновных в мелких кражах вывели из-под действия закона 1947 г., тем самым в несколько раз сократив им наказание; в 1949 г. даже провели частичную амнистию.

Сокращая личные подобные хозяйства, государство требовало от крестьян больше работать в колхозах. В июле 1948 г. вышел указ "О выселении в отдаленные районы лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности и ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни". Указ этот относился к тем из колхозников, кто не вырабатывал обязательный минимум трудодней. Попали под действие закона и были высланы в необжитые местности до полусотни тысяч человек. Закон этот действовал фактически в 1948–1949 гг., а затем сошел на нет. Взамен в 1950 г. началась другая кампания – укрупнение колхозов. Предполагалось, что объединение мелких колхозов в крупные приведет к более производительному использованию колхозного инвентаря. Число колхозов в ближайшие два года сократилось в 2,5 раза, однако объединения эти носили обычно формальный характер и не повысили производительность труда.

Итогом крестьянской политики послевоенных лет и наилучшим показателем воздействия ее на деревню стало сокращение численности крестьян. В течение четвертой пятилетки советскую деревню покинуло 8 млн жителей. Этот отток не смог возместить даже естественный прирост населения, ускорившийся после окончания войны. Такова была реакция крестьян на давление в отношении как колхозного, так и личного хозяйства; на лишение стимулов к работе и нищенское существование.