Манифест 17октября

С начала сентября происходит подъем рабочего движения, итогом которого стала возглавляемая московскими железнодорожниками Всероссийская октябрьская политическая стачка. В ней участвовало до 2 млн рабочих Москвы, Тулы, Нижнего Новгорода, Киева, Харькова. Революционные выступления охватили 66 губерний Европейской России. Основные требования стачечников: установление 8-часового рабочего дня, учреждение политических свобод, созыв Учредительного собрания. Жизнь в столицах и в стране была парализована практически полностью.

Перед Николаем II встало два возможных варианта дальнейших действий: введение военной диктатуры или провозглашение широких либерально-конституционных реформ, способных внести раскол в оппозиционно-революционный лагерь. На втором варианте активно настаивал С. Ю. Витте. Именно он стал одним из авторов проекта Манифеста "Об усовершенствовании государственного порядка", предложенного Николаю II. Император последовал советам своих сановников, уверявших его в том, что серьезные уступки привлекут общество на сторону правительства, и тогда революционные и социалистические партии и группы, не имея поддержки интеллигенции, потерпят крах, и подписал Манифест 17 октября 1905 г.

Этот документ объявлял:

1)   о необходимости "даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов";

2)   о расширении состава думских избирателей за счет "тех классов населения, которые ныне совсем лишены избирательных прав";

3)   "незыблемое правило, чтобы никакой закон не мог воспринять силу без одобрения Государственной думы". Провозглашалось создание объединенного Совета министров.

Гражданские свободы и законодательные права Государственной думы приближали Манифест к конституционному акту, предполагали качественное изменение политического и социального строя России. В то же время в манифесте не говорилось о сословном и национальном равноправии, о равенстве избирательных прав, об учреждении ответственного перед думой правительства. Таким образом, почва для дальнейших столкновений сохранялась.

Ряд современных историков считает, что в России утвердилась "полуконституционная монархия": государь выступал уже не единственным носителем власти, а ее соучастником; к государственному управлению привлекались народные представители. Не отрицая очевидных сдвигов России в направлении к конституционной демократии, следует сказать: подобная оценка степени эволюции российской монархии выглядит явно завышенной. Государственная дума не обладала всеми качествами учреждения парламентского типа:

- дума наделялась весьма ограниченными правами. Она не имела возможности изменять основные законы Российской империи, пронизанные духом самодержавия. В то же время царь мог издавать в перерывах между сессиями думы законы, которые затем лишь формально утверждались ею, мог своим указом распустить думу до истечения пятилетнего срока ее полномочий;

- дума формировалась на базе избирательного закона, согласно которому выборы не были всеобщими (запрещалось участие в них женщин, военнослужащих, молодежи до 25 лет), они были непрямыми (как и в земстве, действовала система выборов по куриям: земледельческой, городских домохозяев, рабочей и крестьянской, причем для первой и второй она была двухстепенной, для третьей - трех-, а для последней - четырехстепенной), выборы были неравными (один голос землевладельца-помещика приравнивался к трем голосам состоятельных горожан, 15 голосам крестьян и 45 голосам рабочих;

- одновременно с созданием думы был реорганизован Государственный совет. Он также наделялся законодательными функциями и по сути превратился в высшую законодательную палату с правом вето на решения думы. Половина членов Госсовета назначалась царем, поло­вина избиралась, но не населением, а под жестким контролем царской администрации некоторыми привилеги­рованными учреждениями и общественными организациями;

- наконец, царь сохранял всю полноту исполнительной власти через ответственное только перед ним правительство.

Все это позволяет квалифицировать российскую монархию 1905-1917 гг. как самодержавную с отдельными и весьма ограниченными конституционно-парламентскими элементами. Реальные рычаги государственного управления по-прежнему находились в руках царя и слоя приближенных к нему лиц. Именно ими принимались принципиальные решения, влиявшие на характер экономических, социальных и общественно-политических процессов в России.