Задание 2. Адаптивные и деструктивные модели культуры

В разные периоды истории культуры люди по-разному относились к культуре. Адаптивными называются такие модели, в которых культура представляется ее исследователям как система, позволяющая человеку приспособиться к жизни. Деструктивными называются модели, в которых культура понимается как система, враждебная для человека, подавляющая его свободу, личностные качества и, в конечном счете, угрожающая его существованию или же разрушающая природу.

Прочитайте предлагаемые определения и суждения о культуре. Определите, к какой модели их можно отнести: к адаптивной или деструктивной.

1. Совокупность приспособлений человека к его жизненным условиям и есть культура, или цивилизация... Эти приспособления обеспечиваются путем сочетания таких приемов, как варьирование, селекция и передача по наследству [Sumner W., Keller A. The science of society. – New Hafen, 1927].

2. Восторгаясь успехами науки и практики, мы пришли к ошибочной концепции культуры. Культура, развивающая лишь материальную сторону без соответствующего прогресса духовного, подобна кораблю, который, лишившись рулевого управления, теряет маневренность и неудержимо мчится навстречу катастрофе [Швейцер А. Культура и этика // Антология  культурологической мысли. – М., 1996. – С. 221].

3. Наши души развратились по мере того, как шли к совершенству наши науки и искусства. И вот теперь... личности не находится места в структуре человеческой самости; человек оказывается вне себя самого. Такая потеря – следствие общественной бездуховности, когда права индивида попраны, растрачены, обесценены [Руссо Ж.-Ж. О недостатках цивилизации // Таранов П.С. Энциклопедия высокого ума. – М., 1997. – С. 467].

4. С зоологической точки зрения культура представляет собой не что иное, как поддержание жизненного процесса определенного вида, Homo Sapiens. Она является механизмом для предоставления человеку средств к существованию, защиты и воспроизведения [White L. The concept of culture. – Minneapolis, 1973. – P. 73].

5. Марксизм завоевал свое всемирно-историческое значение как идеологии революционного пролетариата тем, что он не от­бросил ценнейших завоеваний буржуазной эпохи, а, напротив,  усвоил и переработал все, что было ценного в более чем двухтысячелетнем развитии человеческой мысли и культуры. Только дальнейшая работа на этой основе, одухотворяемая практическим опытом диктатуры пролетариата, может быть признана развитием действительно пролетарской культуры [Ленин В.И.

Полн. собр. соч. – Т. 41. – С. 337].

6. Кто уяснил себе проблему культуры, тот страдает от чувства, сходного с тем, которое испытывает человек, унаследовавший богатство, добытое неправомерными средствами, или правитель, властвующий благодаря насильственным действиям своих предков. Он с печалью думает о своем происхождении и часто испытывает стыд и раздражение. Скорбно смотрит он на будущее: он знает наперед, что его потомки, подобно ему, будут страдать от прошлого [Ницше Ф. Человеческое, слишком человеческое // Ницше Ф. Соч. в 2 т. – М., 1990. – Т.1. – С. 372].

7. Мы представляем собой общество заведомо несчастных людей: одиноких, снедаемых тревогой и унынием, способных только к разрушению и постоянно ощущающих свою зависимость, – людей, которые радуются, если им удалось как-то убить время, которое они так усиленно стремятся сэкономить [Фромм Э. Иметь или быть? – М., 1990. – С. 13].