2 Философия как « любовь к мудрости»

Вопрос о том, в чем заключается сущность различия между умом и глупостью, равно как и проблема соотнесения с тем и другим мудрости и философичности, представляется достаточно важным для осознания специфики философского стиля мышления.

Как известно, и среди высокообразованных людей встречаются глупцы, а невежа может оказаться умным человеком. По меткому замечанию русского мыслителя Княжина: "Ум – это хорошо организованная система знаний". Умный человек – это тот, кто умеет использовать на практике любую крупицу знаний, имеющуюся в его арсенале, а глупец, соответственно – тот, кто наличествующие в его памяти знания не умеет употребить "в дело". Умных людей в этом мире не так уж и мало, однако далеко не всех из них называют мудрецами.

Мудрецами признаются только те, кто в процессе "умного" освоения действительности приходит к многоаспектным знаниям и становится способным к разностороннему и неожиданному видению мира. "Две женщины обратились к мудрецу с просьбой разрешить их спор: кто настоящая мать – та, что родила, или та, что воспитала? Мудрец посоветовал обеим одновременно тянуть ребенка к себе: та, что перетянет, и является матерью. Женщины начали тянуть, ребенок заплакал. Одна из женщин отказалась от борьбы: пусть другая заберет его себе, я не могу видеть слез ребенка. Мудрец вынес решение: та, что отказалась тянуть и есть настоящая мать".

Мудрость способна выносить правильные решения, но между ней и философией – достаточно большая дистанция. Мудрость обычно, как и в вышеприведенной притче, призывает к бездействию: "Юноша обратился к мудрецу за советом: жениться ему или нет. Мудрец, не раздумывая, ответил: не жениться.

– Почему? – изумился юноша, – ведь вы даже не спросили меня, кто невеста!

Мудрец ответил:

– А зачем? Если бы ты действительно хотел жениться, ты бы не спрашивал. Но ты спрашиваешь, значит, хочешь, чтобы я отговорил тебя от женитьбы. Вот я и отговариваю. Зачем же при этом тратить силы и время на вопросы о невесте?"

Мудрость, таким образом, относительно бездейственна, хотя и умна. Но человек далеко не всегда может удовлетвориться мудрым бездействием. При решении сложных жизненных проблем он не менее часто нуждается в деятельностных программах. Однако для того, чтобы создать такие программы, одной мудрости недостаточно. Слова выдающегося философа Иммануила Канта: "Имей мужество пользоваться собственным умом", относятся, прежде всего, к мудрым людям, потому что активная деятельностная мудрость – это уже философия, потому что для того, чтобы призывать к деятельности, требуется уверенность в непогрешимости принятого решения. Уверенность в себе в условиях неопределенности, которая сопровождает любую проблемную ситуацию (а человек обращается и к уму, и к мудрости лишь встречаясь с такими ситуациями, которые могут быть разрешены несколькими способами), в условиях риска за последствия принятого решения, разумеется, требует достаточно большого мужества.

Активным мужеством обычно и отличаются от мудрецов философы: достаточно вспомнить, хотя бы Диогена Синопского (того, который жил в "бочке"), проповедовавшего философию кинизма не просто "теоретически", но и всем своим образом жизни. Вместе с тем следует иметь в виду, что речь идет не об "общественной", но, в основном, об интеллектуальной активности. Общественно-политическая активность философа обычно плачевна: стоит вспомнить о судьбах Платона, Спинозы, Ф. Бэкона и др. Вместе с тем, философская активность настолько интеллектуально превосходит активность мудрости, что часто ведет и к скепсису, и к цинизму, т.е. к тому, к чему неизбежно (закономерно) приводит полномасштабное использование критической функции философии.