Исходный текст № 3

Никто не ждёт

Я покинул свой автомобиль и отправился в одиночестве ли-цезреть новоявленные шедевры. Но на глаза мои лезли странные вещи. Первая же работа повергла меня в шок. На круглом постаменте покоился необработанный булыжник, под коим обнаруживалась надпись - «автопортрет». А на холстах уроды всех мастей и недоноски, косорылые недоумки и прочая нечисть тяжёлого утреннего похмелья. Пребывание здесь становилось опасным для психики, и я двинул к выходу, где с облегчением закурил, чтобы перевести дух. По-моему, я сделал несколько жестов, напоминающих отряхивание костюма от помойной грязи. Какой-то господин консульского вида обратился ко мне с во-просом: «Понравилось?» Он спросил с оттенком импортного акцента. «По-моему, здесь орудовала банда профессиональных жуликов», - на безупречном английском ответил я, и господин, широко и по-русски откинувшись, захохотал.
«Давай спокойно разберёмся, - сказал я себе. Ни одного шанса при нормальном отношении к живописи, то есть к рисунку, цвету, мастерству, у этих ребят нет и не будет. И, значит, они должны выламываться, чтобы привлечь к себе августейшее внимание».
Этими мыслями я поделился в котельной с моими приятелями.
- Смерть искусства - худшая из смертей.
- Такая плохая живопись? Так огорчились?
- Не живопись, а мёртвопись.
- Может, вы чего не понимаете? Сейчас по-разному рисуют.
- Физику понимать надо, а искусство чувствовать, а где нечего чувствовать, там понимания ищут, и ищут напрасно. Здесь формул нет и не будет.