Греция – состояние души

Греция - государство в Юго-Восточной Европе, расположенное в южной части Балканского полуострова и на прилегающих островах Ио-нического, Средиземного и Эгейского морей. Примерно 2/3 территории занимают средневысотные горы и плоскогорья. Берега сильно расчлене-ны. Территория составляет 132 тыс. км2. Страна состоит из материковой части и островов Эгейского и Ионического морей, составляющих пятую часть территории Греции.
Греция - это состояние души, рожденное ощущением бесконечного вольного пространства, кровотоком моря в венах, прикосновением соле-ного ветра к коже, пряным запахом горных трав, цветущих апельсинов, дикого инжира и гибискусов, гортанными напевами рыбаков, неумолч-ными всхлипами чаек и звенящим стрекотом цикад...
Греция входит в средиземноморскую климатическую зону (субтро-пический, средиземноморский климат): летом здесь почти нет дождей, а во время непродолжительной зимы идут дожди, иногда выпадает снег, но быстро тает. Только горные районы центральной части страны харак-теризуются умеренно континентальным климатом. Количество осадков в год 400 - 700 мм на равнинах, до 1500 мм - в горах. Средняя температу-ра января +9 °С, июля +27 °С. «Бархатный» сезон устанавливается в сен-тябре - октябре.
Сверкающая, ослепительная, бликующая масса греческого моря ко-лышется, несется, сливается с небом и отражается в нем. Плывущие в небе облака похожи на острова, а розовато-бежевые греческие острова - на легкие облака, купающиеся в ласковой морской волне.
Численность населения приближается к 11 млн, из которых 1,4 млн человек живет на островах. Это соответствует средней плот¬ности насе-ления 79 человек/км2. Греки составляют 95 % населения. Остальные - турки, македонцы, албанцы и др.
Однажды побывав в Греции, вы запомните ее навсегда. Запомните абсолютно разной: замершей в безмятежной деревенской тишине и по-лыхающей весельем праздников, добросердечной и щедрой, бесшабаш-ной и очень уютной. И вы обязательно захотите неоднократно увидеться с ней (Журнал «Тур Навигатор»).

6.   Прочитайте фрагменты Нобелевских лекций А. Солженицына и И. Бродского. Классифицируйте средства выразительности в предложенных текстах. Отметьте случаи метафорического осмысления действительности художниками слова. Обсудите в парах средства выразительности, использованные авторами в текстах, относящихся к одному риторическому жанру: определите общее и индивидуальное в речевых произведениях известных риторов.
а) Как тот дикарь, в недоумении подобравший странный выброс ли океана? захоронок песков? или с неба упавший непонятный предмет? - замысловатый в изгибах, отблескивающий то смутно, то ярким ударом луча, - вертит его так и сяк, вертит, ищет, как приспособить к делу, ищет ему доступной низшей службы, никак не догадываясь о высшей.
Так и мы, держа в руках Искусство, самоуверенно почитаем себя хо-зяевами его, смело его направляем, обновляем, реформируем, манифе-стируем, продаем за деньги, угождаем сильным, обращаем то для раз-влечения - до эстрадных песенок и ночного бара, то - затычкою или палкою, как схватишь, - для политических мимобежных нужд, для огра-ниченных социальных. А искусство - не оскверняется нашими попытка-ми, не теряет на том своего происхождения, всякий раз и во всяком употреблении уделяя нам часть своего тайного внутреннего света.
Но охватим ли в е с ь тот свет? Кто осмелится сказать, что определил Искусство? перечислил все стороны его? А может быть, уже и понимал, и называл нам в прошлые века, но мы недолго могли на том застояться: мы послушали, и пренебрегли, и откинули тут же, как всегда, спеша сменить хоть и самое лучшее - а только бы на новое! И когда снова нам скажут старое, мы уже и не вспомним, что это у нас было.
Один художник мнит себя творцом независимого духовного мира и взваливает на свои плечи акт творения этого мира, населения его, объ-емлющей ответственности за него, - но подламывается, ибо нагрузки такой не способен выдержать смертный гений; как и вообще человек, объявивший себя центром бытия, не сумел создать уравновешенной ду-ховной системы. И если овладевает им неудача, - валят ее на извечную дисгармоничность мира, на сложность современной разорванной души или непонятливость публики.
Другой - знает над собой силу высшую и радостно работает малень-ким подмастерьем под небом Бога, хотя еще строже его ответственность за все написанное, нарисованное, за воспринимающие души. Зато: не им этот мир создан, не им управляется, нет сомненья в его основах, худож-нику дано лишь острее других ощутить гармонию мира, красоту и без-образие человеческого вклада в него - и остро передать это людям. И в неудачах и даже на дне существования - в нищете, в тюрьме, в болезнях - ощущение устойчивой гармонии не может покинуть его.
Однако вся иррациональность искусства, его ослепительные извивы, непредсказуемые находки, его сотрясающее воздействие на людей, - слишком волшебны, чтоб исчерпать их мировоззрением художника, за-мыслом его или работой его недостойных пальцев (А. Солженицын).

1raz9elite2

б) Если искусство чему-то и учит (и художника - в первую голову), то именно частности человеческого существования. Будучи наиболее древней - и наиболее буквальной - формой частного предпринимательства, оно вольно или невольно поощряет в человеке именно его ощущение индивидуальности, уникальности, отдельности - превращая его из общественного животного в личность. Многое можно разделить: хлеб, ложе, убеждения, возлюбленную - но не стихотворение, скажем, Райнера Марии Рильке. Произведения искусства, литературы в особенности и стихотворение в частности обращаются к человеку тет-а-тет, вступая с ним в прямые, без посредников, отношения. За это-то и недолюбливают искусство вообще, литературу в особенности и поэзию в частности ревнители всеобщего блага, повелители масс, глашатаи исторической необходимости. Ибо там, где прошло искусство, где прочитано стихотворение, они обнаруживают на месте ожидаемого согласия и единодушия - равнодушие и разноголосие, на месте решимости к действию - невнимание и брезгливость. Иными словами, в нолики, которыми ревнители общего блага и повелители масс норовят оперировать, искусство вписывает «точку-точку-запятую с минусом», превращая каждый нолик в пусть не всегда привлекательную, но чело-веческую рожицу.
Великий Баратынский, говоря о своей Музе, охарактеризовал ее как обладающую «лица необщим выраженьем». В приобретении этого не-общего выражения и состоит, видимо, смысл индивидуального сущест-вования, ибо к необщности этой мы подготовлены уже как бы генетиче-ски. Независимо от того, является человек писателем или читателем, за-дача его состоит в том, чтобы прожить свою собственную, а не навязан-ную или предписанную извне, даже самым благородным образом выгля-дящую жизнь, ибо она у каждого из нас только одна, и мы хорошо знаем, чем все это кончается. Было бы досадно израсходовать этот единственный шанс на повторение чужой внешности, чужого опыта, на тавтологию - тем более, что глашатаи исторической необходимости, по чьему наущению человек на тавтологию эту готов согласиться, в гроб с ним вместе не лягут и спасибо не скажут.
Язык и, думается, литература - вещи более древние, неизбежные, долговечные, чем любая форма общественной организации. Негодова-ние, ирония или безразличие, выражаемое литературой по отношению к государству, есть, по существу, реакция постоянного, лучше сказать - бесконечного, по отношению к временному, ограниченному (И. Брод-ский).

1raz9elite2

7.   Прочитайте фрагмент текста выступления Митрополита Кирилла на X Всемирном Русском Народном Соборе «Вера. Человек. Земля. Миссия России в XXI веке». Определите цель речи. Проанализируйте ее коммуникативные качества. Какие тропы и фигуры создают выразительность данной речи? Как средства выразительности способствуют реализации цели оратора?
У верующего человека, так осознающего проблему самоопределения воли, вызывает сомнение тезис о том, что нравственный антропоцен-тризм является универсальным принципом, регулирующим обществен-ную и личную деятельность. Важнейшим критерием, который помогает различать добро и зло, является совесть. В народе недаром говорят: со-весть - это голос Божий, ибо в голосе совести опознается человеком за-ложенный Богом в его природу нравственный закон. Но и этот голос может быть заглушен грехом. Поэтому человеку в своем нравственном выборе необходимо руководствоваться также внешними критериями, и прежде всего заповедями, данными Богом. В этом отношении важным фактом является то, что в рамках десяти заповедей все основные религии мира совпадают между собой в определении добра и зла. Религиозная традиция, таким образом, содержит в себе критерий различения добра и зла. С точки зрения этой традиции, не могут признаваться в качестве нормы: насмешки над святыней, аборты, гомосексуализм, эфтаназия и другие виды поведения, активно защищаемые сегодня с позиций кон-цепции прав человека.
Сегодня, к сожалению, на смену абсолютизации государства, харак-терной для нового времени, приходит абсолютизация суверенитета от-дельной личности и ее прав вне нравственной ответственности. Такая абсолютизация может разрушить основы современной цивилизации и привести ее к гибели. Как известно, попрание нравственного закона привело многие сильные цивилизации
к краху и исчезновению с лица земли. Вне нравственного контекста че-ловечество жить не может. Никакими законами мы не сохраним общест-во жизнеспособным, не остановим коррупцию, злоупотребление вла-стью, распад семей, появление одиноких детей, сокращение рождаемо-сти, разрушение природы, проявления воинствующего национализма, ксенофобии и оскорбления религиозных чувств. Если человек не видит, что он совершает грех, то ему все позволено, если перефразировать из-вестное речение Достоевского.
Бесспорно, что непрочным и античеловечным является то общество, в котором человек презирается, а всеми правами над человеком обладает государство и коллектив. Но античеловеческим становится и то общест-во, в котором человеческие права становятся инструментом раскрепоще-ния инстинкта, а понятия добра и зла смешиваются и вытесняются идеей нравственной автономии и плюрализма. Такое общество теряет рычаги нравственного воздействия на личность. В цивилизованном обществе (назовем его так) должен соблюдаться баланс между этими полюсами. Оно должно исходить из понимания того, что каждый человек по приро-де своей обладает непреходящей ценностью, и в то же время из того, что каждый человек призван возрастать в достоинстве и нести ответствен-ность как перед законом, так и нравственную ответственность за свои поступки (Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл).

1raz9elite2