1.3. Теоретические образы гуманитарного познания

В качестве примеров научно обоснованных гуманитарных познавательных ориентиров рассмотрим концепции "описательной психологии" (В. Дильтей), "понимающей социологии" (М. Вебер) и современные модели исторической (В.А. Шкуратов) и культурно-исторической психологии (М. Коул).

"Описательная психология" В. Дильтея. Особенный вклад в социально-гуманитарное направление внёс основоположник "понимающей психологии" и школы "истории духа" немецкий философ и историк культуры Дильтей (1833-1911). О своём понимании психологии как основы всех "наук о духе" (истории, литературы, искусства, этики и др.) он заявил ещё в 1880-90-х гг., но не был услышан. Его труды оставались малоизвестными вплоть до периода открытого кризиса в психологии (начало 10-х - середина 30-х гг. XX в.), когда новая наука столкнулась с невозможностью старыми (механистическими и атомистскими) методами выстроить целостную методологическую систему и практически распалась на обособленные направления.

Уделяя особенное внимание психологии как науке о личности, Дильтей подчёркивал, что человека можно понять только из истории, которую он представлял как историю духа. В своих работах Дильтей в первую очередь доказывал самостоятельность предмета и метода гуманитарных наук по отношению к естественным наукам, главную задачу полагая в постижении развития индивидуальных проявлений жизни в их ценностной обусловленности.

Основным методом в разрешении поставленной задачи Дильтей представил метод понимания, в котором исследователь направлен на непосредственное постижение некоторой духовной целостности посредством проникновения в духовный мир автора текста. При этом он различал два вида понимания: понимание собственного внутреннего мира (интроспекция) и понимание чужого мира (вживание, сопереживание, эмпатия). В обоих видах понимание представлялось как тотальное воссоздание духовного состояния личности и его реконструкция на основе вчувствования; при таком подходе оказывались не нужны ни законы, ни теории, ни даже общие понятия.

Наиболее "сильной формой" постижения духовной жизни человека Дильтей считал поэзию; важными источниками - биографию и автобиографию, фиксирующие "наше знание жизни". И поскольку это знание вновь было трудно проверить, а точные формулы были вообще невозможны, то описательный подход в постижении душевной жизни как взаимосвязанной, структурированной и развивающейся Дильтей посчитал единственно верным; при этом описание с точки зрения науки закономерно должно было поддерживаться реконструкцией культурного контекста и интерпретативной практикой (герменевтикой) как искусством понимания и истолкования письменно фиксированных проявлений жизни.

1raz9elite2

"Понимающая" социология М. Вебера. Немецкий социолог, историк и методолог социально-гуманитарного направления М. Вебер (1864-1920) не был сторонником полного размежевания естественного и гуманитарного познавательных направлений. Признавая ограниченность рационального подхода в исследовании жизненных проблем человека и общества, он призывал не впадать в крайность абсолютизации иррационального. Тем не менее вслед за В. Виндельбандом и Г. Риккертом он выделил методологический критерий "осмысленности" и "смысла" в социальном познании как его своеобразие по сравнению с естественным познанием, которое даже не ставит подобные вопросы.

Своеобразие социально-гуманитарного исследования Вебер представил в следующих признаках: исследуется культурно-значимая индивидуальная действительность, которую необходимо понять конкретно-исторически (не только в её нынешнем облике, но и в причинных связях); преобладание качественного аспекта в познании роли духовных процессов в обществе очевидно; методологические приоритеты имеют ценностный подход (выявление значимости изучаемого явления в культуре) и поддерживаются методом понимания как своеобразным способом постижения социальных явлений и процессов. Объективность в социологическом познании, согласно Веберу, характеризуется тем, что эмпирическое данное всегда соотносится с ценностными идеями. Подлинная задача "понимающей социологии" при этом заключается в том, чтобы "интерпретируя, объяснить".

Понимание у Вебера представляет собой постижение смысла индивидуального действия социального индивида; но при этом понимание для него представляло не окончательный результат, а всего лишь гипотезу высокой степени вероятности, которая верифицируется при выявлении устойчивых "смысловых связей" поведения людей в обществе. Так, Вебер стремился не разъединить, а сблизить понимание и объяснение, считая всё же понимание основным способом познания в науках о культуре.

Как своеобразный инструмент социального познания Вебер предложил использование понятийного образования "идеальный тип", в котором выделил два значения: 1) идеал и образец, своеобразное правило, регулирующее определённые связи и взаимоотношения людей; 2) мысленно сконструированные образования как вспомогательные логические средства, в сравнении с которыми  действительность сопоставляется и измеряется. Цель этой конструкции - служить сравнению с эмпирической действительностью, чтобы установить степень

1raz9elite2

её отклонения от идеального типа и по возможности однозначно описать и понять действительность путём каузального сведения.

Историческая психология. Это направление психологических исследований в его современном виде было впервые представлено

И.Г. Белявским и В.А. Шкуратовым в 1982 г. в работе "Проблемы исторической психологии". Теоретико-методологическое обоснование нового для психологии направления исследований было осуществлено В.А. Шкуратовым и опубликовано в 1990 г. в монографии "Психика. Культура. История"; и уже в 1994 году появилось первое учебное пособие "Историческая психология", а новая дисциплина была включена в план преподавания психологических дисциплин в вузах в рамках гуманитарного образования.

Сейчас историческая психология представляет собой исследовательскую область на стыке истории и психологии; в широкой трактовке такое положение позволяет ей заниматься изучением психического склада отдельных исторических эпох, а также исследовать закономерности изменений психики и личности человека в социальном макровремени. Исследования подобного рода известны науке со второй половины XIX в. и с того же времени фигурирует термин "историческая психология".

Современная историческая психология имеет черты социально-гуманитарного направления при явной связи с психологической феноменологией и общепсихологическим понятийно-концептуальным аппаратом. Её объект - культура и общество в историческом развитии; предмет - культурная традиция формирования психики и личности,

а точнее - психологическая традиция культуры вместе с её современным носителем.

Историческая психология предметно представлена в широком исследовательском диапазоне; в настоящее время выделяются следующие составляющие направления.

1. Герменевтически-феноменологическое - продолжает линию полухудожественного прочтения источников индивидуализирующей историографии и понимающей психологии.

2. Историческое - ориентировано на методы воссоздания картин коллективной жизни отдельных эпох.

3. Психологическое - разрабатывает на историческом материале генезис психических процессов и структур.

4. Психоаналитическое - изучает личности и массовые движения в истории методами неофрейдизма.

Занимая пограничное положение между психологическими и культурно-историческими науками, историческая психология обращена

1raz9elite2

к постижению двуединого процесса социальной детерминированности исторических форм психики и активного порождения индивидом нового культурно-психологического качества. Свою сверхзадачу она может разрешать только как последовательность конкретных исследовательских проблем, определяемых реальными возможностями и традициями психологической и исторической наук. При этом находиться в рамках "парадигмальной" (Т. Кун) науки, тяготеющей к закрытости точного и формального изложения в исследовательской работе, историческому психологу (и гуманитарию вообще) более чем затруднительно. Его работа развивается "в преемственности слов и текстов" сообразно традициям книжности; этому способу научного познания более подходит термин "наррадигма" (В. Шкуратов), который может быть представлен как образец повествования или пример текста, сформированный приёмами специализированного диалогизма.

Культурно-историческая психология. Это одно из воплощений "второй" (после вундтовской экспериментальной) психологии, представленное М. Коулом в продолжение культурно-исторической теории Л.С. Выготского и А.Р. Лурии как обоснование психологии развития и одновременно как "романтический" взгляд на человека.

Философская позиция М. Коула заключается в следующем:

- развитие человеческой психики в онтогенезе и в истории человечества следует понимать как коэволюцию человеческой деятельности и артефактов (фундаментальных составляющих культуры);

- артефакты организуют перцептивное пространство человека, направляют внимание и создают контексты для деятельного проявления;

- в процессе формирования человеческой культуры орудийно-символическое опосредование создаёт определённый "тип развития", в котором деятельность предыдущих поколений накапливается как специфическая составляющая окружающей среды.

Очевидно, что социальный мир воздействует на индивида не только через действия реально существующих людей (общение, образцы поведения, взаимодействие) и предписанные формы социального взаимодействия (обычаи, ритуалы, сценарии, игры), но и через искусственные объекты среды, которые присутствуют в одной культуре

и отсутствуют в другой. Именно поэтому кросс-культурные исследования, по мнению Коула, должны стать неотъемлемой частью любого научного исследования основных принципов и способов человеческого поведения. Подобная деятельность закономерно приводит психологов к междисциплинарной работе с антропологами, социологами и лингвистами, владеющими специальными методами и теоретическими идеями, позволяющими "учесть" культуру в психологической науке и прийти к обоснованным с их помощью причинным выводам.

В настоящее время обращение к культурно-историческому подходу в психологии также связывается с целевым анализом процессов общения, изучением диалогического характера ряда когнитивных (преимущественно познавательных) процессов и с потребностью использо-вания в некоторых разработках аппарата структурно-семиотических исследований.