1 Наука как высшая форма познания и объект философского анализа

Утверждение "наука – высшая форма познания" является в век научно-технических революций практически общепринятым. Но чтобы понять философский смысл этого утверждения и решить, насколько оно истинно, следует ответить на два вопроса: что такое наука и каковы ее методы, обеспечивающие ей столь высокий статус?

Иногда говорят, что научное знание отличается от остальных видов знания высокой точностью. Но ведь не только в науке, но и в управлении (государством, производством или предприятием, железнодорожным расписанием) или в некоторых художественных произведениях применяются математические расчеты, статистические данные и детально разработанные программы. По-видимому, "точность" хотя и является признаком науки, но отнюдь не решающим.

Иногда сводят науку к эмпиричности, т.е. к возможности свести все содержание науки к описанию наблюдений и экспериментов. Но результаты экспериментов хотя и точны, но не в состоянии зафиксировать некоторые разнонаправленные феномены, осуществляющиеся в реальной жизни одновременно и взаимосвязанно. Так, классическая механика считала, что масса тела не зависит от скорости, которую может придать объекту исследователь. Действительно, заметить "невооруженным глазом" различия в массе стоящего или плывущего теплохода, покоящегося или падающего камня невозможно. Но принцип неопределенности Гейзенберга, сформулированный в современной физике, утверждает, что "произведение приращения координаты элементарной частицы на приращение ее импульса ни при каких условиях не может быть меньше определенной величины, пропорциональной квантовой постоянной М. Планка". Из этого следует, что с помощью приборов в эксперименте можно измерить сколь угодно точно для данного момента времени либо только координату частицы, либо только ее импульс. Обе эти величины одновременно не могут быть измерены с любой степенью точности, поскольку взаимодействие частицы с прибором в каждом случае видоизменяет одну из этих величин. Следо­вательно, на эмпирическом уровне в данном случае истину найти невозможно. Но специфика научного познания в том и состоит, что ученые-физики способны решить это противоречие, при условии, что они выйдут за пределы эксперимента, за пределы эмпирического опыта! В данном случае этот "выход" означает обращение к "неклассической" специальной теории относительности, и именно теория является ключевым понятием и наиболее совершенной формой научного познания.

Что такое теория? Иногда утверждают, что теория – это обобщение опыта, практики и наблюдений. Однако практика показывает, что далеко не всякое обобщение является теоретическим (научным). Допустим, человек обобщил свои самонаблюдения в следующей форме: "Всякий раз, когда у меня поднимается температура, я чувствую себя не вполне здоровым". Вряд ли кто-нибудь рискнет назвать это логически и практически правильное умозаключение "теоретическим" или "научным".

Научные (теоретические) обобщения не просто выделяют общие моменты и свойства, наблюдаемые множество раз при одинаковых условиях, а применяют ряд специальных логических приемов.

1raz9elite2

1.   Прием универсализации, который состоит в том, чтобы распространить общие моменты и свойства, наблюдаемые в ограниченном множестве экспериментов, на все однопорядковые процессы и явления в прошлом, настоящем и будущем ("Все живые существа, у которых температура тела по разным причинам поднимается выше статистической нормы, не могут быть признаны в эти моменты здоровыми").

2.   прием идеализации, состоящий в том, чтобы указать условия, при которых описываемые процессы происходят в "чистом" виде, т. е. так, как в самой действительности они происходить не могут. Например, в данном случае предполагается, что организм полностью изолирован от внешней среды, температура которой в реальности также может влиять на повышение температуры тела, причем иногда без патологических реакций организма на это повышение.

3.   прием концептуализации, состоящий в том, что в формулировку законов вводятся понятия (абстракции, концепции), заимствованные из других сложившихся теорий и получивших там выверенные значения (например, понятие "температура", которое получило смысл и значение прежде всего в физике), отличающиеся от тех смыслов, которые вкладываются в них обыденной речью.

Используя эти приемы, ученые формулируют законы, которые фиксируют в обобщенном виде повторяющиеся, устойчивые, необходимые, существенные отношения и связи между внешне различными, но внутренне едиными явлениями и их сторонами. Эти законы правомерны в отношении всех однопорядковых процессов или явлений, происходящих при вполне определенных условиях. Эти законы имеют некоторое множество совпадений в смежных областях действительности, что делает возможным употребление в формулировке законов общих для смежных наук терминов и понятий. Первоначально законы нередко выступают в форме гипотез, а теории – в форме концепций.

В современной философии сформировалось течение, поставившее своей целью определить особенности научного познания и исследовать закономерности формирования научного знания, – "философия науки". В рамках "философии науки" можно выделить ряд крупных школ: неокантианство, позитивизм, неопозитивизм и постпозитивизм, критический рационализм и "философию и методологию научного познания".

Неокантианство (Марбургская и Баденская школы) зародилось в 60-е годы XIX века в Германии и по сегодняшний день продолжает оказывать существенное влияние на всю европейскую философию. Этим школам присущ ряд общих установок:

1raz9elite2

1. Положительная оценка учения И. Канта, опираясь на которое они стремятся решить насущные проблемы современной науки и общественной практики.

2. Ориентация на преимущественное исследование методов научного познания, понимание философии как критической теории науки.

3. Приверженность трансцендентальному методу истолкования действительности, в соответствии с которым познание понимается как деятельность по созданию предмета познания вообще и науки – в частности.

Руководствуясь проведенным Кантом различием теоретического и практического разума, неокантианцы различают науку и философию так, как это сделано в настоящем учебном пособии (См. лекции 1–5): наука опирается на логику и эмпирические данные, философия – на аксиологию; при этом и наука, и философия, используют в своих построениях основания друг друга.

Позитивизм, неопозитивизм, постпозитивизм. Позитивизм исходит из признания существования некой реальности, которая со всей очевидностью непосредственно дана человеку. Понятия "позитивное" и "данное" – тождественны. Данное – это то, что может быть проверено эмпирическими или логико-математическими средствами. Эта проверка должна носить общезначимый характер.

Позитивизм возник в 40-е годы XIX века во Франции. Родоначальником этого философского течения является О. Конт, который в известной степени является продолжателем идей французского Просвещения. О. Конт вслед за Деламбером и Сен-Симоном сформулировал закон о трех последовательных стадиях интеллектуальной эволюции человека, которые свойственны ему как в онтогенетическом, так и в филогенетическом развитии: теологической, метафизической и позитивной (научной). На первой стадии все объясняется на основе религиозных представлений; на метафизической – сверхъестественные факторы в объяснении заменяются сущностями и причинами, критически подготавливая становление третьей стадии; а основной задачей третьей (позитивной, научной) стадии является критика любого ненаучного (и прежде всего метафизического) знания. Под "метафизикой" при этом понимается философия (как "Метафизика" Аристотеля).

Позитивистский подход предлагает два коренных преобразования: отказ от метафизических представлений и построение новой системы философии как "методологии науки". При этом "философия науки" должна отвечать на вопрос "Как?", и оставить попытки постановки и решения, как бессмысленного, вопроса "Почему?".

На втором этапе развития позитивизма – стадии эмпириокритицизма (Р. Авенариус, Э. Мах) – сохранялась установка на описание позитивного, опытного знания. Основное отличие от первого этапа состояло в этот период в том, что основную задачу философии представители этого течения видели не в том, чтобы строить всеобъемлющую систему научного знания, а в создании теории научного знания.

1raz9elite2

На третьем этапе позитивизма (20-е – 30-е годы XX столетия), основоположниками которого стали австрийский физик-теоретик

М. Шлик, австрийский философ, логик и математик Л. Витгенштейн, немецкий философ и логик Р. Карнап, английский философ, логик и математик Б. Рассел и др., главным требованием к "новой философии" явилось обоснование идеи о том, что философия должна подчиняться тем же традициям научности, которые уже сложились в естествознании и математике. Основной предпосылкой этих рассуждений является

убежденность в том, что философия не имеет собственного предмета, а является лишь особым видом теоретизирования.

Представители современных вариаций позитивизма считают, что задачей философии является логический анализ научных высказываний и обобщений. Для определения критерия научности неопозитивистами был выдвинута верификационная концепция знания, суть которой состоит в том, что любые высказывания имеют научный смысл лишь в том случае, если они могут быть проверены на истинность опытным путем. И хотя критики неопозитивизма остроумно заметили, что сам принцип верификации не может быть верифицируем, т. е., по логике самих же позитивистов, является бессмысленным, на стадии постпозитивизма

началась попытка реанимации этого, продуктивного во многих отношениях, учения.

Следует согласиться с позитивизмом в том, что процесс мышления, процесс познания становится доступным логическому анализу лишь в языковой форме. "Движение мысли от языковой формы к формально-логической, а также от математико-логической формы к более общему логическому формообразованию открывает возможность, с одной стороны,  "восхождения" к все более широкой формализации, с другой стороны "нисхождения" от более общих логических форм к более конкретным языковым высказываниям"[38]. Иначе говоря, позитивизм создал новые, легко формализующиеся типы анализа языка, что привело к формированию целого ряда новых наук (например, превратило этнографию в этнологию, то есть науку не только описывающую, но и, вопреки изначальным установкам позитивистов, объясняющую этнические процессы в обществе). Реализована новая парадигма позитивизма была прежде всего в структурализме (течение на стыке современной науки и философии, выражающее стремление придать гуманитарным наукам статус "точных").

Постпозитивистскую стадию в развитии позитивизма при этом в наиболее яркой форме представляет критический рационализм

(К. Поппер, Т. Кун, И. Локатос, П. Фейерабенд). Критический рационализм не просто пересмотрел исходные принципы неопозитивизма в отношении методологии научного познания, но радикально изменил сам предмет изучения.

С точки зрения критического рационализма предметом изучения философии являются не высказывания, а наука как целостная, динамическая, развивающаяся система. Постпозитивизм исходит из принципа, согласно которому научное значение является целостным по своей природе и его нельзя разбить на отдельные высказывания или на независимые друг от друга уровни (эмпирический и теоретический). Любое высказывание в науке обусловлено какой-либо теорией, а любая теория основана на эмпирических фактах. А это значит, что философия "органически" входит в любую науку, негативно или позитивно воздействуя на нее (это уже зависит от характера философии, от того,

насколько конкретная философская система способна обеспечить разносторонность подхода к научному знанию: историко-научный, методологический, психологический, науковедческий, логический, аксиологический и т. д.).

1raz9elite2

Основоположник критического рационализма К. Поппер исходил из предпосылки, что законы науки не выражаются аналитическими суждениями и в то же время не сводимы к наблюдениям. А это означает, что научные законы не верифицируемы. Науке, по мнению К. Поппера, требуется другой принцип, и он был сформулирован им как принцип фальсификации. Фальсификация, по Попперу, это принципиальная опровержимость (фальсифицируемость) любого утверж­де­ния, относящегося к науке. Фальсифицировать, таким образом, можно только науку; ненаучное знание фальсифицировать невозможно.

Т. Кун обогатил философию постпозитивизма идеями о том, что научное познание осуществляется людьми, причем не одиночками, а научными сообществами, которые объединяются по принципу единства стиля мышления. Гносеологические установки и принципы построения знания составляют парадигму конкретной науки. "Под парадигмой, – писал Т. Кун, – я подразумеваю признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решения"[39]. Парадигмы имеют как познавательную, так и нормативную ценность. Они выполняют функцию регуляции познавательной активности ученых. Более низким уровнем по сравнению с парадигмой является научная теория. Каждая теория создается в рамках той или иной парадигмы. Теории, созданные на основании различных парадигм, не сопоставимы и могут входить в состав различных парадигм без переосмысления. А это значит, что при смене парадигм невозможно осуществить преемственность теорий и требуется научная революция для того, чтобы создать теоретическую основу для новых парадигм. Довольно близкую позицию к Т. Куну занимает И. Локатос. Более радикальный подход отличает методологический подход к науке П. Фейерабенда.

Американский философ П. Фейерабенд, опираясь на разработанное Т. Куном и И. Локатосом положение о том, что при фиксации принципиальных разногласий между двумя теориями необходима третья (ибо две противоречащие друг другу теории всегда неправы обе), выдвинул методологический принцип пролиферации (размножения) теорий. Согласно этому принципу, ученые должны стремиться к тому чтобы создавать теории, противоречащие уже существующим и признанным. Познание, в таком случае, осуществляется как постоянный альтернативный выбор из все более уточняющихся позиций, что в конечном итоге и обеспечивает общественный прогресс.